Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

"Независимая газета" – 10.06.2003
"Время МН" – 11.06.2003
"Российская газета" – 11.06.2003
"Газета" – 11.06.2003
"Парламентская газета" – 17.06.2003

За право на взятку замолвили слово

(опубликовано "Независимая газета", 10.06.2003)

Депутаты партии власти активно блокируют создание реального механизма противодействия коррупции

Государственная Дума планирует 11 июня рассмотреть во втором чтении проект Кодекса служебного поведения должностных лиц государственных органов и государственных служащих (в первом чтении документ был принят под названием Кодекс поведения государственных служащих). При первом голосовании, состоявшемся 24 апреля, проект не набрал необходимого числа голосов. Депутаты-центристы согласованно отказались от голосования и тем самым от поддержки законопроекта. Несмотря на то что замечаний по нему не прозвучало ни от депутатов, ни от правового управления Госдумы, правила служебного поведения должностных лиц не были приняты. Профильный комитет по делам Федерации и региональной политике (8 – за, 5 – воздержались, 1 – против) представил законопроект на повторное рассмотрение во втором чтении.

Все на защиту взяточников!

Голосование по проекту Кодекса служебного поведения еще раз показало, что защита корпоративных интересов российского чиновничества – это одна из приоритетных задач центристских партий в парламенте. В случае с данным законопроектом справедлива еще более жесткая оценка. Блокируя принятие обязательных правил служебного поведения чиновников (а также министров, депутатов, судей, прокуроров, губернаторов и мэров), думская "четверка" во главе с "Единой Россией" встала на защиту именно недобросовестных чиновников, взяточников и коррупционеров.

До этого центристы активно лоббировали сословные чиновничьи интересы при прохождении в Государственной Думе Закона "О системе государственной службы Российской Федерации". Благодаря их заступничеству в этом законе предусмотрено, что чиновники теперь уже на законных основаниях сами будут учреждать новые чиновничьи должности.

Их число будет сокращаться или расти? Вопрос риторический. А вот на практике платить за это придется нам, налогоплательщикам. Чтобы нас с вами не затруднять, центристы доверили чиновникам самостоятельно определять порядок расходования наших денег на их содержание. Им же передается право устанавливать квалификационные требования к своей работе. А то вдруг требования окажутся слишком высокими?

Назначение на освобождающиеся должности тоже предлагается делать по-прежнему, то есть по-свойски – по усмотрению начальника. Чтобы не было нужды приоритетно учитывать такие факторы, как профессионализм, ответственность перед гражданами, эффективность работы. Конкурс должен быть, повторяет закон действующее законодательство, но можно легко и теперь уже законно обойтись и без него. Главное, чтобы начальство было довольно.

"Служить бы рад, прислуживаться тошно" – это извечная проблема добросовестных российских чиновников, которых центристы, по сути, заставляют не служить, а прислуживаться.

Чтобы прислуживаться было слаще, депутаты-центристы позаботились и о финансовых интересах, и о возможности привилегий, предоставив чиновникам право самим определять порядок финансирования государственной службы. А следующий закон, который сейчас на подходе в Государственную Думу, закрепляет за чиновниками возможность серьезного роста зарплаты при сохранении и закреплении привилегий. Цена этих привилегий не меньше зарплаты. Зависимость зарплаты и привилегий от результатов работы фактически не устанавливается. Да и пенсия тоже будет "особой".

В общем, принят закон о чиновниках, подготовленный самими чиновниками, которые заботятся о собственных сословных интересах. Центристы (правда, не только они) выступили в роли парламентских помощников российских чиновников.

Похоже, чиновники могут быть спокойны за себя: что бы ни случилось, как бы ни было трудно простым гражданам, сколько бы проблем ни возникало на пути предпринимателей, как бы ни было сложно государству Российскому, особое положение в обществе чиновникам гарантировано.

Хотите знать, кому сказать за это "спасибо"? За принятие проекта закона "О системе госслужбы РФ" голосовали "Единство" (98,8% депутатов), ОВР (100%), ЛДПР (100%), депутатская группа "Народный депутат" (100%), "Регионы России" (57,4%) и "ЯБЛОКО" (29,4%).

Если этим законом центристы дали "добро" на закрепление привилегий чиновникам, то своим противодействием Кодексу служебного поведения они отказались установить ответственность чиновников перед гражданами.

Закон против "понятий"

"Кодекс служебного поведения" был инициирован депутатами "Союза правых сил" Борисом Немцовым и Владимиром Южаковым и внесен ими, а также депутатами Владимиром Рыжковым, Владимиром Лысенко, Николаем Ковалевым и Сергеем Митрохиным в Государственную Думу.

Во втором чтении центристы дружно провалили кодекс. Так же дружно, как поддержали предыдущий закон в интересах чиновников. Вероятно, из-за того, что недобросовестным, коррумпированным чиновникам не нужны обязательные к исполнению правила служебного поведения.

Кодекс заставляет чиновников служить не "по понятиям", а по установленным законом правилам, которые никому – независимо от ранга – нарушать нельзя. Это, конечно, неприятно.

Однако главная причина непопулярности кодекса у депутатов-центристов кроется – мы уверены – в том, что среди прочих правил добросовестного служебного поведения чиновников законопроект устанавливает и подробно определяет важнейший механизм противодействия коррупции – запрет на конфликт интересов.

Конфликт интересов определяется в законопроекте как ситуация, когда должностное лицо вправе или обязано принимать решения или совершать действия, влекущие юридические последствия в отношении заинтересованных лиц. Это конкретное определение одной из ситуаций, когда должностное лицо имеет благоприятную возможность для использования служебного положения в личных интересах.

Суть запрета на конфликт интересов состоит в следующем.

1. И министрам, и рядовым чиновникам запрещается принимать решения и совершать действия (и участвовать в их подготовке), влекущие юридические последствия в отношении заинтересованного (аффилированного) лица. Говоря иначе, запрещается действовать в личных интересах через "посредников" – родственников или иных физических или юридических лиц, с которыми его связывают личные интересы. (Заинтересованными лицами признаются близкие родственники, а также любое физическое или юридическое лицо, в отношении которого должностное лицо или его близкий родственник: имеет обязательство в размере, превышающем 50 тысяч рублей; является его членом или участником; состоит в трудовых отношениях. Например, предприятие, акциями которого владеет чиновник или на котором работает его близкий родственник, является лицом, заинтересованным в его действиях. Решениями (действиями), влекущими юридические последствия и могущими породить конфликт интересов, в частности, являются: регистрация заинтересованного лица в качестве предпринимателя или юридического лица; осуществление контроля за деятельностью заинтересованного лица; регистрация сделки, одной из сторон которой является заинтересованное лицо; выдача лицензии заинтересованному лицу; назначение заинтересованного лица на должность.)

Никто, даже министр, не может принимать решения в отношении юридических лиц, владельцем или совладельцем которых является он сам или его родственники. К сожалению, сейчас в стране складывается ситуация, когда высокопоставленные чиновники имеют ничем не ограниченные возможности принимать такие решения. И пользуются этим. Это самый распространенный и наглый вид коррупции, гораздо более грязный и опасный для общества, чем прямая и банальная взятка.

Этот административный механизм позволяет чиновничеству врастать в бизнес, ограничивает конкуренцию, толкает страну в сторону неэффективного бюрократического капитализма.

Административные барьеры на пути развития предпринимательства, особенно малого, – также во многом следствие этого легального пока административного механизма. Ради содействия "своим" людям и компаниям не только принимаются выгодные именно им решения, но и создаются искусственные барьеры для "чужих". Легален же этот механизм потому, что должностные лица во власти сегодня могут быть наказаны не за его применение, а лишь за последствия – за доказанные уголовные преступления.

Кодекс служебного поведения устанавливает запрет на применение этого административного механизма, при этом детально прописывает процедуру применения запрета.

2. Чиновник не имеет права занимать должность, на которой он может или обязан принимать решения, способные принести личную выгоду ему или его родственникам напрямую или через "посредников", в которых у него есть свои интересы.

Кодекс устанавливает срок (10 дней со дня возникновения или обнаружения), в течение которого чиновник (должностное лицо) обязан либо устранить конфликт интересов, либо расстаться – добровольно или по принуждению – с должностью. В случае невозможности или нежелания устранить конфликт интересов чиновник – будь то министр или рядовой госслужащий – должен быть освобожден от занимаемого поста.

Мерами по устранению (урегулированию) конфликта интересов могут быть: продажа долей (акций) в уставном (складочном) капитале заинтересованного юридического лица; погашение обязательств перед заинтересованным лицом-кредитором; отказ должностного лица или его близких родственников от участия (членства) в деятельности заинтересованного юридического лица; поручение другому должностному лицу принятия решения или действия в отношении заинтересованного лица, и ряд других мер, указанных в законопроекте. Причем для увольнения с должности в связи с конфликтом интересов не требуется доказательства получения чиновником ненадлежащей личной выгоды.

Не надо, например, доказывать, что государственный заказ не случайно получен компанией, в которой у чиновника есть пакет акций, и что чиновник получил от этого не только естественным образом выросшие дивиденды, но и "благодарность" компании. Достаточно наличия самого конфликта интересов. Это уже само по себе признается опасной для общества предпосылкой коррупции и должно быть устранено. Если в перечень полномочий по должности входит право или обязанность участвовать в распределении (в любой форме) государственного заказа, на который может претендовать эта компания, а данное право или обязанность неотъемлемы от должности, то необходимо либо продать акции, либо уйти с должности.

Возможности, которые мы упустили

Согласно кодексу соблюдение запрета на конфликт интересов будет контролироваться ежегодно. Должностные лица обязаны представлять сведения о заинтересованных лицах до 30 апреля в форме декларации. Там указываются сведения обо всех заинтересованных лицах, а также о наличии или отсутствии конфликта интересов, о мерах по его урегулированию.

Если гражданин, поступающий на государственную службу, отказывается от представления декларации о конфликте интересов, ему должны отказать в должности. Сокрытие конфликта интересов, нежелание или невозможность его устранить также влекут за собой увольнение. Руководитель, не принимающий необходимых мер по устранению конфликта интересов, допущенного подчиненным, или не увольняющий его в случае неустранения конфликта, также рискует своей должностью.

Если бы кодекс был принят во втором чтении 24 апреля, то недобросовестных чиновников, пекущихся о собственном благе за счет налогоплательщика, выявили бы к середине октября 2003 года. Планировалось, что декларация о конфликте интересов должна была быть представлена всеми министрами, государственными и муниципальными служащими в течение месяца со дня введения в действие кодекса – с 1 сентября.

Не понадобилось бы никаких уголовных расследований, чтобы устранить важнейшую предпосылку массовой коррупции, а заодно и освободить государство от многих должностных лиц, использующих служебное положение в корыстных интересах.

Если, например, обнаружилось бы, что в ведении министра находятся предприятия, фирмы, компании, которыми или частью которых он же и владеет (а это происходит нередко), его пришлось бы освободить от должности. Это должны были бы сделать президент или председатель правительства в отношении тех должностных лиц, которых они назначали.

Конечно, лазеек для коррупции все равно останется немало. Но соблюдение запрета на конфликт интересов сильно затруднило бы самые беззастенчивые и наглые формы извлечения чиновничьей прибыли. Менее выгодной, а значит, и менее распространенной стала бы торговля "хлебными" должностями. Вырос бы спрос на добросовестных чиновников. Но этого не случилось. Недобросовестных чиновников защитили.

100% депутатов фракции "Единство", 96,2% депутатов "ОВР", 83% депутатов "Народного депутата", 70,2% депутатов "Регионов России", а с ними и 100% элдэпээровцев во главе с лидерами (кроме Олега Морозова) отказались поддержать законопроект.

Центристы отказались поддержать создание совершенно конкретного механизма для пресечения использования служебного положения в личных целях, механизма предотвращения и пресечения использования наиболее скрытых, изощренных, масштабных форм взяток, административного давления на бизнес, фактического слияния бизнеса и чиновничьей власти.

Одолеют ли чиновники президента?

Мы не говорим сейчас о важности других устанавливаемых кодексом правил служебного поведения чиновников. Две трети законопроекта посвящены именно детальному определению механизма действия запрета на конфликт интересов. Ввести его в действие – значит ликвидировать один из главных источников коррупции.

Не думаем, что все коллеги-депутаты, голосами которых блокировано принятие кодекса, действительно делегировали тем, кому они доверили свои карточки для голосования, право помешать созданию реального, достаточно детально проработанного правового механизма противодействия конкретной форме массовой коррупции. Вряд ли все отсутствовавшие были за то, чтобы сохранить режим наибольшего благоприятствования для коррумпированных чиновников.

Может быть, наша оценка законопроекта завышена? Или у вас есть другой, более действенный рецепт противодействия коррупции? Скажите. Поделитесь рецептом.

Для желающих публично высказать свою позицию, в том числе и против принятия законопроекта, фракция "Союз правых сил" совместно с Фондом развития парламентаризма проводит 10 июня круглый стол. Мы пригласили всех, от кого реально зависит судьба законопроекта, – президента Российской Федерации и председателя правительства Российской Федерации, лидеров фракций и депутатских групп.

Возможно, круглый стол прояснит и позицию президентской вертикали. С одной стороны, в ежегодном послании Федеральному собранию президент выразил неудовольствие непотопляемостью алчных, коррумпированных чиновников. Ранее, ознакомившись с текстом кодекса, президент дал однозначное поручение первому заместителю руководителя своей администрации Дмитрию Медведеву: "Прошу поддержать. Крайне важно". С другой стороны, при молчании представителей президента и правительства депутаты партии власти активно блокируют создание реального механизма противодействия алчным и коррумпированным чиновникам.

Повторное голосование по принятию кодекса, надеемся, покажет, чья позиция реализуется на деле – президента или его чиновников.


Владимир Николаевич Южаков – депутат Госдумы (фракция СПС), председатель подкомитета по вопросам государственной власти и государственной службы, профессор, заслуженный работник высшей школы, один из авторов Кодекса служебного поведения должностных лиц.

Владимир Южаков


Кому служат чиновники XXI века

(опубликовано "Время МН", 11.06.2003)

Кодекс служебного поведения должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления, ставший темой вчерашнего "круглого стола" экспертов под эгидой "Открытой России" и "Союза правых сил", прошел в Государственной думе только первое чтение.

"Моральный кодекс поведения госслужащих" – плод творчества депутатов Николая Ковалева, Владимира Лысенко, Сергея Митрохина и Бориса Немцова – впору было бы изначально переименовать в законопроект о преодолении "конфликта интересов" в этой среде. Но инициаторы, видимо, всерьез рассчитывали продавить вмененную каждому госчиновнику категории "А" обязанность ежегодно декларировать наличие у его семьи интересов в той или иной коммерческой сфере ( как какому-нибудь Берлускони в Италии ).

После резолюции Владимира Путина на черновике документа "Нужно поддержать. Крайне важно!" пропрезидентское большинство нижней палаты с ходу отдало 300 голосов в первом чтении, и уже казалось, что дальнейшее прохождение через парламент законопроекту гарантировано. Однако уже во втором чтении "Моральный кодекс строителя... образца XXI века", к которому не было предложено ни одной поправки, вдруг забуксовал и получил благодаря простому саботажу голосования со стороны депутатов от партии власти, всего 179 "за". Сегодня – после ряда доработок и согласовательных процедур – будет предпринята повторная попытка этого "второго чтения".

Лидер СПС поведал участникам "круглого стола", как накануне он попытался было заручиться поддержкой в администрации президента, но эти "контакты ничем не закончились", а заблаговременно разосланный "правыми" по провинции "модельный региональный закон о преодолении конфликта интересов (далее КИ) " не был принят ни одним законодательным собранием субъекта Федерации. И как бы ни хотелось Борису Немцову вернуть процесс законотворчества "в русло посланий президента", классовый интерес чиновничества пересиливает даже необходимость выполнять прямые поручения главы государства.

Депутат от "Яблока" в критике пошел дальше своего коллеги. Известный как специалист по местному самоуправлению, Сергей Митрохин констатировал, что сегодня мы имеем абсолютно архаичную систему госвласти, где надстройка абсолютно не соответствует базису: уровень защиты общества от произвола чиновника остался таким же ничтожным, как был при социализме, а возведенная над ним олигархическая система уже бесконечно далека от социалистических идеалов.

"Олигархат волнует проблема захвата бизнеса чиновниками", заявил, в свою очередь, Александр Шохин, поддержавший законопроект о КИ от имени президиума РСПП. По его мнению, нет таких взяток, которыми можно перебить государственного чиновника, который захватывает для аффилированной с ним структуры все новые и новые участки. Большой бизнес готов открываться сам на уровне западных стандартов... в обмен на прозрачность данных о "бенефициарах" среди высокопоставленных госчиновников, с которыми приходится каждодневно иметь дело.

Лик противника так и не проступил. Критиком законопроекта публично выступил лишь первый проректор ГУ – ВШЭ Лев Якобсон, назвавший "кодекс Немцова" лишь сублимацией решения проблемы – важно, чтобы конфликт интересов был просто заявлен и определено лицо, которое принимает решения по данному чиновнику. Да, Игорь Николаев из ФБК уподобил его обязательной декларации доходов: сейчас это просто досадная необходимость – проблема не решится, а досада останется.

И все же, сошлись эксперты, привыкать к декларированию конфликта интересов надо и в России. В ожидании появления своего Берлускони?

Семен Шацкой


Кодекс поведения российского столоначальника

(опубликовано "Российская газета", 11.06.2003)

В Москве в рамках проекта "Законотворчество", осуществляемого Фондом развития парламентаризма в России при поддержке региональной общественной организации "Открытая Россия", состоялось обсуждение важного документа – Кодекса служебного поведения должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления.

Именно так звучала тема экспертного "круглого стола". В дискуссии приняли участие депутаты Государственной Думы РФ, представители правительства Москвы, Конституционного суда РФ, Высшей школы экономики, Московского государственного университета, ряда общественных организаций.

Одну из актуальных задач формирования современной государственной службы участники дискуссии сформулировали как подъем эффективности и авторитета органов государственной власти и органов местного самоуправления, рост общественного доверия к государственным и муниципальным служащим и высшим должностным лицам. Однако решение этой задачи, по мнению выступавших, связано не только с повышением этического уровня должностных лиц.

Этому должно способствовать в том числе и законодательное закрепление модели требуемого оптимального и добросовестного поведения. Установление в законодательстве не только ориентиров, но и конкретных требований к служебному поведению госслужащих и высших должностных лиц позволит гражданам ожидать от них определенного поведения.

А это в свою очередь позволит существенным образом изменить картину взаимоотношений государства и гражданского общества, повысить доверие к власти.

Сегодня в Госдуме должно состояться принятие кодекса во втором чтении. Первый вице-президент Фонда развития парламентаризма в России Андрей Захаров оценил перспективы принятия кодекса как благоприятные. По просьбе корреспондента "РГ" он прокомментировал обсуждаемый в Государственной Думе документ:

– Есть достаточно большая потребность в документе, который немножко подтянул бы государственных служащих. Мы ведь хорошо знаем, что в сфере государственной службы много злоупотреблений. Между тем в Российской Федерации эта сфера регулируется недостаточно. Вот почему рождаются всевозможные инициативы в этой области. Кодекс поведения – очень важное начинание в этом направлении.

– Мировая бюрократическая практика имеет опыт принятия и действия подобных документов?

– Эквиваленты существуют. Прежде всего ими богаты страны англосаксонской правовой системы. Можно упомянуть, например, Моральный кодекс, действующий в Великобритании. Именно он регулирует в этой стране поведение гражданских служащих. Есть и аналогичный документ в США, утвержденный резолюцией конгресса в 50-е годы. Он называется "Кодекс этики государственных служащих".

Отмечу, что ранее упомянутые документы носили рекомендательный характер, но потом на их основе были приняты более детальные, конкретизированные законы. В частности, в Соединенных Штатах в 1978 году, если мне не изменяет память, был принят закон "Об этике служащих государственных органов", а в 1989 году – "Закон о реформе этических норм". Если говорить о Европе, то существуют рекомендации комитета министров Совета Европы, принятые в 2000 году "О кодексах поведения для государственных служащих". Эта же организация разработала модельный кодекс поведения для госслужащих.

Главная проблема всех этих документов заключается в том, чтобы предпринимались правовые шаги по ликвидации так называемого конфликта интересов, когда чиновник, занимая административную должность, одновременно решает какие-то экономические проблемы в свою пользу или в пользу своих доверителей.

– Вы могли бы дать оценку законопроекту с точки зрения содержания?

– Идеальных законодательных актов нет в принципе. Любой законопроект, если мы будем его рассматривать в какой-то конкретный момент времени, всегда будет нуждаться в совершенствовании и доработке. Здесь нельзя забывать, что мы имеем дело с документом, находящимся в промежуточной стадии: я имею в виду, что только сегодня идет обсуждение этого законопроекта в Думе во втором чтении. Можно считать, что процесс совершенствования этого законопроекта находится в самом разгаре.

Насколько я знаю, тем не менее есть достаточно благоприятное отношение к этому документу со стороны высшего руководства, а при нынешнем составе Госдумы это весьма важный аргумент в пользу того, что документ будет принят. Во-вторых, документ прошел уже первое чтение, на котором концепция его уже была утверждена. Если концепция утверждена, то депутаты в определенной степени берут на себя обязательство довести документ до необходимой кондиции.

Кроме того, рассмотрение кодекса идет на фоне усилий по административной реформе, то есть предполагается, что будет принят целый пакет документов, касающихся государственной службы и совершенствования ее регулирования. Кстати, в поддержку кодекса говорит и то, что вносили его депутаты разных фракций, среди которых наиболее активно работали представители СПС.

– А как шло обсуждение на экспертном "круглом столе"?

– На "круглом столе" по концепции кодекса претензий не было. Главный плюс заключается в том, что мы подступились наконец-то к проблеме конфликта интересов. Это важно, ибо 10 лет уже российскому капитализму, а мы делаем вид, что проблемы практически не существует. А ее надо решать, потому что она портит имидж нашей страны и жизнь многим ее гражданам. А что касается недостатков, то подавляющее большинство из них лежит в сфере юридической техники, что, собственно, и показала дискуссия.

– Каково, на ваш взгляд, значение проекта "Законотворчество" в деле развития и совершенствования российского законодательства?

– Мы запустили проект "Законотворчество" при поддержке региональной общественной организации "Открытая Россия" полтора года назад. За это время он стал достаточно эффективно действующей экспертной площадкой, куда мы выносим те законопроекты и законотворческие инициативы, которые привлекают наиболее пристальное внимание общества в конкретный момент. Что там происходит? Мы объединяем вместе тех людей, которые законы принимают, и тех, кому их надо будет исполнять, – представителей законодательной власти и представителей гражданского общества. Создается своего рода мини-форум, где в дискуссии обсуждаются те или иные проблемы, снимаются разногласия.

Через эту схему прошли достаточно важные законы. Совсем недавно мы рассматривали Закон о национализации – о нем сейчас очень много говорят. Дискуссия была продуктивной и успешной.

– Как относятся власти к выводам, аналитическим выкладкам и прогнозам, которые делают ваши эксперты и которые становятся результатом обсуждения экспертных "круглых столов"?

– Мы реализуем собственную программу-минимум. Она заключается в следующем. Итоги каждой такой дискуссии достаточно оперативно вывешиваются на электронном сайте, сопровождающем наш проект – legislature.ru. Все участники "круглого стола" персонально получают обобщенные результаты состоявшейся дискуссии.

В ряде случаев мы, как организации, можем давать свои рекомендации и предложения по поводу того, как усовершенствовать законодательство. В частности с кодексом, о котором мы говорим сегодня, наши эксперты работали много и внесли немало предложений, которые помогли сделать его лучше.

Владимир Щедрин


Борис Немцов написал свой кодекс

своего строителя коммунизма

(опубликовано "Газета", 11.06.2003)

Сегодня Госдума еще раз рассмотрит во втором чтении "Кодекс поведения должностных лиц", проваленный центристскими фракциями в апреле. Фракция СПС – основной разработчик кодекса – настаивает на его принятии, ссылаясь на личное одобрение Владимира Путина. И раздают копию письма Бориса Немцова, на котором президент своей рукой написал одобряющие слова. Правда, произошло это почти полтора года назад. И с тех пор в Кремле разработали свою программу борьбы за нравственность чиновников. Ее-то центристы, от которых зависит исход любого голосования, и поддержат.

"Вопреки резолюции президента"

Лидер правых Борис Немцов вчера решил получить дополнительные козыри для проталкивания в Думе своего "Кодекса поведения должностных лиц госорганов и органов местного самоуправления". Он предложил экспертам общественной организации "Открытая Россия" обсудить проект кодекса, уже принятый в первом чтении Думой, но проваленный во втором центристскими фракциями. Немцов рассказал на "круглом столе" такую историю: "В апреле прошлого года я встречался с Путиным и убедил его в необходимости срочно принять кодекс поведения госслужащего – свод правил антикоррупционного поведения чиновника. Президент идею одобрил и на моем письме наложил резолюцию: "Нужно поддержать. Крайне важно"". В мае прошлого года Дума 320 голосами приняла кодекс в первом чтении. Однако второе чтение было провалено центристами, вопреки резолюции президента. Они просто отказались голосовать за кодекс! Немцов признался: "Есть опасения, что кодекс будет провален Думой и во второй раз".

Чтобы убедить коллег и журналистов в том, что кодекс поддерживает Путин, Немцов раздал собравшимся ксерокопии письма с резолюцией президента. Правда, оказалось, что письмо датировано февралем прошлого года, а не апрелем, когда, как говорит Немцов, он ходил в Кремль. Получается, что резолюцию Путин наложил полтора года назад. А с тех пор многое изменилось. В августе прошлого года, через несколько месяцев после встречи с Немцовым, президент подписал собственный указ "Об утверждении общих принципов служебного поведения госслужащих". Немногим позже – в ноябре – Кремль внес в Госдуму и законопроект "О системе госслужбы в РФ". Оба этих документа, как и кодекс Немцова, устанавливают "моральный облик" чиновника. И естественно, что аналогичный документ правых не был поддержан центристами во втором чтении. Впрочем, у экспертов вызывает большие сомнения действенность и немцовского кодекса, и президентского указа. Указ, например, устанавливал, что госслужащий, "сознавая свою ответственность перед государством, обществом и гражданами, призван: исполнять должностные (служебные) обязанности добросовестно... при угрозе возникновения конфликта интересов – ситуации, когда личная заинтересованность влияет на объективное исполнение должностных (служебных) обязанностей – сообщать об этом непосредственному руководителю...".

В проекте кодекса правых формулировки столь же "конкретны". Например, в главе 2 "Правила добросовестного поведения" говорится, что "добросовестным служебным поведением признается служебное поведение, обеспечивающее наиболее эффективное исполнение должностным лицом своих должностных обязанностей". В статье "Корректность" отмечается, что "должностное лицо обязано быть корректным: равно вежливым, доброжелательным, внимательным и терпеливым в отношении всех граждан, в том числе в отношении вышестоящих и непосредственных руководителей...".

"Предвыборная рефлексия правых"

Эксперт "Открытой России" Егор Дорошенко сказал Газете, что "даже значительно улучшенный ко второму чтению кодекс, с его декларацией о конфликте интересов ни одного чиновника не испугает, так же как и администрацию президента". Позиция правых накануне рассмотрения кодекса во втором чтении, по словам Дорошенко, – это "предвыборная рефлексия СПС". А центристы провалят во второй раз кодекс по той причине, что они ожидают соответствующих законодательных инициатив от президента. "Они хотят принять инициированный ими кодекс до выборов в Думу, чтобы заработать на этом очки на встречах с избирателями, – считает эксперт. – Желание партии понятно, но у администрации президента к моменту визита Немцова к Путину была собственная концепция реформирования госмашины".

"Вектор дебюрократизации"

Указ президента "Об утверждении общих принципов служебного поведения" участники "круглого стола" называли "неработающим документом", который "был необходим для обозначения вектора дебюрократизации". Но существенно больше претензий у экспертов и депутатов вызвал как раз кодекс, за который так болеет Немцов. Например, директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев сказал Газете, что "в кодексе не прописана зависимость зарплаты чиновника от результатов его труда". Депутат-"яблочник" Сергей Митрохин настаивал на обязательном включении антикоррупционных норм не просто в кодекс, а в типовой контракт по найму чиновника. А члену бюро РСПП Александру Шохину немцовский кодекс напомнил "Кодекс строителя коммунизма" – расплывчатостью и необязательностью.

– Правые и президент хотят заставить чиновников честно "стучать" на самих себя.

Рустем Фаляхов


Как вести себя чиновнику

(опубликовано "Парламентская газета", 17.06.2003)

"Нужно поддержать. Крайне важно". Такую резолюцию наложил Президент России на проект Кодекса служебного поведения должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления.

А при голосовании в Государственной Думе во втором чтении этот документ существенно недобрал необходимого числа голосов "за". Так что же это за кодекс такой, на котором разошлись позиции. Об этом и шла дискуссия за "круглым столом", который провел Фонд развития парламентаризма в России при содействии общественной организации "Открытая Россия" и поддержке "Союза правых сил".

– Кодекс представляет собой свод нравственных норм, которые бессмысленно утверждать законом, – считают оппоненты.

На самом же деле – это свод правил служебного поведения, являющихся правовыми нормами прямого действия.

– Это уже не кодекс чести, а кодекс ответственности. Потому что он устанавливает механизм дисциплинарного воздействия за нарушения правил поведения государственного служащего и должностного лица, – утверждает один из разработчиков проекта кодекса, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам Федерации и региональной политике Владимир Южаков.

Действительно, наряду с такими моральными категориями, как "честность", "вежливость", "добросовестность" и "терпимость", в проекте есть такие юридические понятия, как "использование должностного положения", "ненадлежащее вознаграждение", "конфликт интересов", и другие.

Оппоненты считают, что такие правила нужны, но они должны быть разработаны для конкретных категорий государственных служб: муниципальной, военной, правоохранительной... Отдельно – для правительства, для депутатов, для губернаторов и так далее.

– Такой путь возможен, – возражают разработчики кодекса. – Но, во-первых, неизвестно когда появятся такие правила, во-вторых, вряд ли они будут одинаковыми. А гражданин уже сегодня имеет право предъявить равные требования ко всем должностным лицам в любом государственном или муниципальном органе.

Основная же причина непринятия кодекса, по-видимому, заключается в нежелании депутатов принять устанавливаемый и подробно определенный механизм противодействия коррупции – запрет на конфликт интересов.

Суть этого запрета в том, что чиновник не может легально использовать свое служебное положение. Министр, например, не вправе принимать решения в отношении юридических лиц, владельцем или совладельцем которых являются он или его родственники.

Если у него есть акции какого-то предприятия, то он должен в течение 10 дней от них избавиться либо добровольно покинуть занимаемый пост. Иначе он сделает это принудительно. И что самое интересное, чиновник должен сам заполнить декларацию о конфликте интересов. То есть добровольно обнародовать сведения о родственниках, об их и своем участии в организациях, в том числе и некоммерческих.

– Если декларацию заполнят наши высокопоставленные чиновники, – сказал руководитель думской фракции "Союз правых сил" Борис Немцов, – то кабинет министров будет существенно обновлен.

И это могло бы случиться уже до 1 октября текущего года. То есть до выборов! Кроме того, среди правил кодекса есть такие, которые запрещают госслужащим оказывать партиям содействие "с использованием административных ресурсов". То есть в октябре чиновники могли бы лишиться не только желания, но и возможности оказать административную поддержку близким по духу депутатам.

Но это, если кодекс будет принят...

Ирина Дюжева


   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin