Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

Коммерсант (Москва) – № 108, С. 7. – 26.06.02
Радиостанция "Свобода" – 25.06.2002
bpi.ru. – 25.06.02
Время МН. – 26.06.2002
Труд (Москва). – 28.06.2002
Новые известия (Москва). – 28.06.2002

Коммерсант – № 108, С. 7. – 26.06.02

Эксперты нашли экстремистов

Ими являются 70% москвичей

Вчера в доме приемов нефтяного концерна ЮКОС состоялся экспертный семинар на тему "Проект федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности": проблемы принятия и последующего применения", организованный общественной организацией "Открытая Россия" и Фондом развития парламентаризма в России. Депутаты, политологи и правозащитники бурно высказывались по поводу законопроекта, и, естественно, не пришли к общему мнению.

С самого начала собравшиеся были как-то не настроены обсуждать законопроект, а представитель Фонда развития парламентаризма в России так вообще заявил, что "Госдума нас подвела", поскольку слишком уж быстро принимает поправки к закону и никто не успевает обсудить ход принятия законопроекта. Но решив, что лучше поздно, чем никогда, обсуждение все-таки начали.

Заместитель председателя комитета Государственной думы по законодательству Валерий Воротников сразу рассказал, что это вовсе не новый закон. До этого закон тоже был, но в "различных модификациях". Все эти модификации плодили только лишь противоречия и – что особенно опасно – не могли удовлетворить все политические организации. Правда, нынешний законопроект не отличается от прежних, но почему-то теперь, по мнению господина Воротникова, этот закон решает актуальные вопросы.

Потом Валерий Воротников перешел к пункту обсуждения "последующего применения закона" и долго рассказывал, что в Германии, где большой опыт борьбы с экстремизмом, нет никаких законов против экстремистов, а там "все хорошо".

Тут выступил депутат Владимир Лысенко, который четко выделил организации, подлежащие ликвидации в случае принятия закона – баркашовцы, лимоновцы и, конечно же, скинхеды. Он вспомнил август 1991 года и троих погибших ребят, которые по новому законопроекту оказываются самыми настоящими экстремистами. Еще он сказал, что 70% москвичей ненавидят кавказцев, торгующих на рынках, и присутствующие поняли, что по новому закону можно будет пересажать почти всех жителей столицы. Но господин Лысенко успокоил собравшихся, напомнив, что в России законы не исполняются, поэтому всех москвичей сажать не будут.

Тему невозможности исполнения закона поддержала координатор проекта Российского фонда правовых реформ Ольга Шварц, которая подробно объяснила, как нужно себя вести, если органы власти увидят вас с националистической символикой. Оказывается, все очень просто: нужно лишь нагло утверждать, что на вас майка со свастикой только потому, что вы поклонник буддизма, а это древнеиндийский символ.

После таких практических вопросов перешли к общеправовым и сделали вывод, что новый закон об экстремизме – всего лишь инструмент для борьбы с оппозицией. А договорившись до этого, эксперты пошли пить чай.

Татьяна Попова


Радиостанция "Свобода"
ПРОГРАММА: Свобода в прямом эфире. 25.06.2002 18:00

Ведущий: Принятие российской Государственной Думой во втором чтении закона "О противодействии экстремистской деятельности" вызывает дискуссии между его сторонниками и противниками. О том, как будут применяться на практике нормы нового закона, и о том, нужен ли он вообще, шла речь на специально проведенном в Москве экспертном семинаре.

Закон был принят Государственной Думой во втором чтении 20 июня. О том, для чего он нужен, говорит депутат Государственной Думы Валерий Воротников:

Валерий Воротников: Самое главное – что он позволяет в комплексе разрешить самые разные проблемы, с разных сторон, скажем, возникающие. Например, хорошо известная всем проблема, связанная с распространением нацистской символики, литературы и другой наглядной агитации.

Любовь Чижова: С ним полемизирует координатор российского фонда проекта правовых реформ Ольга Шварц:

Ольга Шварц: В качестве экстремистской деятельности были перечислены составы, содержащиеся в Уголовном кодексе, которые характеризуют данную деятельность. Но данные составы в Уголовном кодексе уже имеются, и мы отлично знаем, как они применяются. Особенно в этом плане показательна статья о разжигании национальной розни, которая, естественно, перешла и в определение экстремистской деятельности. К сожалению, очень плохо работает данная статья, и я не думаю, что от закрепления ее в данном законе она будет работать лучше. Если необходимо, то наши правоохранительные органы докажут что-нибудь в отношении кого-нибудь, а если им это неинтересно, то и не докажут.

Любовь Чижова: Заместитель председателя думского Комитета по делам Федерации и региональной политики Владимир Лысенко считает, что новый закон действительно будет бороться с экстремизмом:

Владимир Лысенко: Я считаю, что во втором чтении все-таки удалось сделать почти закон европейского уровня, я полагаю, что многие нормы европейского права в этот закон вошли. Я голосовал за этот закон, хотя после первого чтения были серьезные тревоги, полагаю, что комитет Крашенинникова очень серьезно его улучшил.

Любовь Чижова: По мнению депутата Сергея Юшенкова, чтобы бороться с экстремизмом, специальный закон не нужен – достаточно норм действующего Уголовного кодекса – новый закон – еще одна попытка власти расправиться с оппозицией:

Сергей Юшенков: Конечно, с моей точки зрения этот закон абсолютно лишний. За исключением второго пункта основной части закона, где говорится о нацистской пропаганде, символике и так далее, все есть у власти с точки зрения законодательного обеспечения, чтобы бороться с различными теми экстремистскими проявлениями, которые вот таким образом формулируются. Увы, не хватает только политической воли для того, чтобы реально бороться с этими явлениями. Мне кажется, что, на самом деле, этот законопроект, в общем-то, в ряду тех законопроектов, которые так или иначе направлены на измену ценностей конституционных.

Любовь Чижова: Противники закона о противодействии экстремизму считают репрессивным его положение о том, что деятельность общественной организации, заподозренной в экстремизме, может быть приостановлена без судебного решения. Эта мера не распространяется на политические партии, но может коснуться, в первую очередь, правозащитных организаций.




bpi.ru – 25.06.02

Законопроект "О противодействии экстремистской деятельности"
не решит проблемы экстремизма

Законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" как таковой не решает проблемы экстремизма, но дает инструменты для решения этой проблемы. Об этом заявил, выступая 25 июня на "круглом столе", посвященном законопроекту "О противодействии экстремистской деятельности" заместитель председателя комитета ГД по законодательству Валерий Воротников. Депутат напомнил, что идея этого законопроекта не нова, но указал на своевременность такой законодательной инициативы, подчеркнув важность "предотвращения нацистской заразы". Он также указал на опасность законопроекта для части "думцев", которые рассматривают эту законодательную инициативу как средство предвыборной борьбы с "неугодными" партиями. Воротников отметил некоторую целесообразность этих опасений: "Только от власти будет зависеть, как будет использоваться этот закон", – сказал Воротников. По его словам , данный законопроект "учитывает опыт европейского законотворчества, и в целом соответствует европейскому законодательству".

Напомним, законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" определяет основные формы и методы противодействия экстремистской деятельности, а также устанавливает ответственность за ее осуществление. В соответствии с законопроектом, в России запрещается создание и деятельность организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности.

Законопроект также устанавливает запрет на участие в проведении массовых акций экстремистских организаций, на использование их символики и иных атрибутов. В соответствии с законопроектом, экстремистской деятельностью признается деятельность организаций, СМИ, физических лиц, направленных на: насильственное изменение конституционного строя, подрыв безопасности РФ; захват или присвоение властных полномочий; создание незаконных вооруженных формирований; осуществление террористической деятельности; возбуждение национальной или религиозной вражды; унижение национального достоинства; осуществление массовых беспорядков. К экстремистской деятельности также относится пропаганда нацистской символики. Кроме того, экстремизмом будет считаться финансирование вышеперечисленной деятельности и предоставление для ее осуществления информационных услуг.

Законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" был внесен в Государственную Думу 30 апреля 2002 года президентом РФ, 6 июня 2002 года был принят в первом, а 20 июня 2002 года во втором чтении.




Сергей Юшенков заявил о нецелесообразности принятия закона
о противодействии экстремизму

Законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" при рассмотрении его в первом чтении напоминал ст. 58 УК РСФСР, которая регламентировала антисоветскую деятельность. Такую точку зрения высказал, выступая во вторник, 25 июня, на "круглом столе", посвященном законопроекту "О противодействии экстремистской деятельности", заместитель председателя Комитета ГД по безопасности Сергей Юшенков. Депутат отметил полную нецелесообразность принятия подобного закона, отметив, что он фактически дублирует существующие уголовно-процессуальные нормы, хотя и указал на относительное улучшение проекта, принятого во втором чтении. Юшенков подчеркнул, что "принятие данного закона будет для власти имитацией борьбы с экстремистами, ведь фактически все инструменты для реальной борьбы у нее уже есть". В заключение он отметил, что в случае принятия этого законопроекта власть получит средство борьбы с политической оппозицией.

Напомним, что законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" определяет основные формы и методы противодействия экстремистской деятельности, а также устанавливает ответственность за ее осуществление. В соответствии с законопроектом, в России запрещается создание и деятельность организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. Законопроект также устанавливает запрет на участие в проведении массовых акций экстремистских организаций, запрещается использование их символики и иных атрибутов.

В соответствии с законопроектом, экстремистской деятельностью признается деятельность организаций, СМИ, физических лиц, направленных на насильственное изменение конституционного строя, подрыв безопасности РФ; захват или присвоение властных полномочий; создание незаконных вооруженных формирований; осуществление террористической деятельности; возбуждение национальной или религиозной вражды; унижение национального достоинства; осуществление массовых беспорядков. К экстремистской деятельности также относится пропаганда нацистской символики. Кроме того, экстремизмом будет считаться финансирование вышеперечисленной деятельности и предоставление для ее осуществления информационных услуг.

Законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" был внесен в Госдуму 30 апреля 2002 года президентом РФ, 6 июня 2002 года был принят в первом, а 20 июня 2002 года во втором чтении.




Участники "круглого стола",
посвященного обсуждению законопроекта об экстремизме,
сошлись во мнении о своевременности такого закона

В Москве 25 июня при поддержке Фонда развития парламентаризма в России и регионального фонда "Открытая Россия" состоялся "круглый стол", посвященный обсуждению законопроекта "О противодействии экстремистской деятельности". В работе "круглого стола" приняли участие депутаты Государственной Думы, представители Минюста, правозащитных организаций, научных кругов, адвокатуры. Участники, хотя и сошлись во мнении, что данный законопроект своевременен и необходим, все-таки отметили, что он "во многом дублирует существующие уголовно-процессуальные нормы", местами не вполне ясен и может подвергаться двоякой трактовке. В настоящий момент, скорее, существует необходимость принятия дополнений и исправлений в существующее уголовное законодательство, чем принятия акта такого масштаба.

Кроме того, неоднократно отмечалось, что в случае принятия этого закона возникнет опасность неоднозначной трактовки данного акта непосредственно властью, особенно в период грядущих парламентских выборов.

Напомним, законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" определяет основные формы и методы противодействия экстремистской деятельности, а также устанавливает ответственность за ее осуществление.

В соответствии с законопроектом, в России запрещается создание и деятельность организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. Законопроект также устанавливает запрет на участие в проведении массовых акций экстремистских организаций, запрещается использование их символики и иных атрибутов. В соответствии с законопроектом, экстремистской деятельностью признается деятельность организаций, СМИ, физических лиц, направленных на насильственное изменение конституционного строя, подрыв безопасности РФ; захват или присвоение властных полномочий; создание незаконных вооруженных формирований; осуществление террористической деятельности; возбуждение национальной или религиозной вражды; унижение национального достоинства; осуществление массовых беспорядков. К экстремистской деятельности также относится пропаганда нацистской символики. Кроме того, экстремизмом будет считаться финансирование вышеперечисленной деятельности и предоставление для ее осуществления информационных услуг.

Законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" был внесен в Госдуму 30 апреля 2002 года Президентом РФ, 6 июня 2002 года был принят в первом, а 20 июня 2002 года во втором чтении.




Время МН. – 26.06.2002

Боятся не закона, а власти

Общественность не в состоянии угнаться за скоростью, с которой идет работа над законопроектом о борьбе с экстремизмом.

В Фонде развития парламентаризма, например, планировали провести "круглый стол", чтобы все заинтересованные стороны успели высказаться перед вторым чтением. Однако законодатели управились раньше: ключевые поправки уже внесены.

Представители общественных организаций продолжают упрекать проект в антидемократичности.

ВАЛЕНТИН ГЕФТЕР, ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА:
– Хочу обратить внимание на одну особенность: закон направлен на всех, кроме государственных органов и должностных лиц. Деятельности последних посвящена только 13-я статья, но там сплошь отсылочные нормы. То есть как только речь заходит о государственных органах, то почему-то вполне достаточно норм действующего законодательства.

ВЛАДИМИР ЛЫСЕНКО, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ГД ПО ДЕЛАМ ФЕДЕРАЦИИ И РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ:
– Думается, что выступления против этого закона были вызваны прежде всего недоверием к власти. Тем, что правоохранительные органы и суды готовы любой закон использовать в интересах власти.

ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ГЛАВНОГО ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОГО УПРАВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА:
– У нас очень интересное правосознание: мы все "уголовники". На первое место мы ставим УК, а потом уже идут остальные нормы. Когда мы готовили этот законопроект, старались уйти от подобного подхода к праву. Пытались выстроить систему мер предупредительного свойства постольку, поскольку именно правом они будут регулироваться.

Анастасия Корня


Труд. – 28.06.2002

Сначала одолеть апатию

Даже самый хороший закон не решит проблемы борьбы с радикалистами, если общество останется в стороне

Региональная общественная организация "Открытая Россия" и Фонд развития парламентаризма провели в Москве "круглый стол" по проекту закона "О противодействии экстремистской деятельности". В нем приняли участие депутаты Государственной Думы, ученые-правовики, представители государственных структур, журналисты.

Обсуждаемый парламентариями проект закона "О противодействии экстремистской деятельности", как уточнил заместитель председателя Комитета Госдумы по законодательству Валерий Воротников, – далеко не новый. Чуть ли не все созывы нашего парламента в той или иной мере занимались этой проблемой. Однако сильная поляризация общества, политических сил не позволила довести дело до конца.

То, что такой закон крайне необходим, еще раз продемонстрировал недавний "футбольный" погром в центре столицы непосредственно у стен Госдумы. Вместе с тем появление нового закона вызывает озабоченность части думцев. Участник "круглого стола". Владимир Лысенко с тревогой задает вопрос: "На кого будет направлен этот закон?" По его мнению, тревога основывается на недоверии общества к власти и особенно к спецслужбам, судам и прокуратуре. Например, статья 10-я о досудебном приостановлении деятельности может быть использована власть предержащими, полагает этот депутат, накануне выборов для борьбы с оппозиционными силами.

Все эти сомнения попытались развеять сторонники проекта закона, среди которых были и его разработчики. Они призвали участников "круглого стола" вернуться из политических сфер в правовое поле и "не перевирать текст". Закон направлен не против той или иной идеологии, а действий, не совместимых с законодательством. Досудебный порядок приостановления деятельности возможен только на основании веских причин и только с одновременной подачей в суд иска о запрете...

Одним словом, "круглый стол" прошел в довольно бурных дискуссиях, чего нельзя сказать об обществе в целом. Все участники дискуссии были едины в одном: ни один закон, даже самый хороший, не решит проблемы борьбы с экстремизмом, если общество будет равнодушно относиться к тому, что происходит в стране. Вот именно для того, чтобы разбудить интерес к важнейшим внутриполитическим событиям, и проводятся подобные мероприятия. Это уже четвертая совместная акция "Открытой России" и Фонда развития парламентаризма в рамках проекта "Законотворчество". Он призван побороть наметившуюся в последние годы гражданскую апатию россиян, помочь формированию сильного гражданского общества.

Сергей Байгаров


Новые известия. – 28.06.2002

"Органы" будут бороться с экстремизмом бесплатно?

Участники "круглого стола", посвященного законопроекту "О противодействии экстремистской деятельности", поначалу выглядели несколько растерянными. Собирались обсуждать, можно ли еще хоть как-то поправить проект перед вторым чтением в Госдуме (оно было намечено на 26–27 июня). А депутаты взяли и "разобрались с экстремизмом" сверхоперативно, на неделю раньше намеченного срока. Любовь парламентариев к "президентским инициативам" на этот раз вылилась даже в нарушение регламента: между первым и вторым чтением с документом не успели ознакомиться все субъекты законодательной инициативы.

Дискуссия, организованная Фондом развития парламентаризма и общественной организацией "Открытая Россия", грозила вылиться в махание кулаками после драки. И немного помахали-таки. Критики закона в очередной раз объяснили, почему он не просто ненужный, но и опасный (открывает дорогу властному произволу по отношению к любой оппозиции). Защитники – почему документ хотя и несовершенен, но крайне необходим (нужно же что-то делать с экстремистами!). Однако очень быстро собравшиеся переключились на более актуальную тему: закон почти принят, что дальше?

Как выяснилось, дальше ничего, кроме надежд на лучшее будущее. Никакой более конкретной перспективы не смогли нарисовать даже специалисты, в той или иной степени причастные к рождению законопроекта.

Скажем, Минюст, безусловно, заинтересован в получении дополнительных рычагов воздействия на ускользающие от контроля фашиствующие организации. Недаром первый вариант антиэкстремистского закона, внесенный в Госдуму три года назад, был подготовлен именно этим ведомством. Участвующий в дискуссии руководитель минюстовского департамента Владимир Томаровский напомнил о том, что даже одиозной организации РНЕ Минюст смог отказать в регистрации лишь по чисто формальным, но не содержательным основаниям. И о том, что для применения всех существующих в Уголовном и Административном кодексах статей, карающих, например, за разжигание межнациональной розни или за использование фашистской символики, "необходимы механизмы". Но весомых доказательств того, что почти принятый Думой документ содержит подобные "механизмы", так и не прозвучало. Только обнадеживающее "попробуем, пусть поработает".

Ясность относительно "механизмов" не смог внести и Валентин Михайлов, советник управления правовых вопросов безопасности Главного государственно-правового управления президента РФ. По его утверждению, закон "О противодействии экстремистской деятельности "рамочный, условно говоря, не закон прямого действия". А все механизмы содержатся в приложенном к нему другом законе – о внесении изменений и дополнений в действующие законодательные акты РФ (УК, "Об общественных объединениях" и т.д.). На это депутат Госдумы Сергей Юшенков язвительно заметил, что у нас даже Конституция – закон прямого действия. А замначальника организационно-научного управления МВД Лариса Масленникова поинтересовалась: "Что такое "рамочный" закон? Всего лишь декларация о намерениях государства бороться с экстремизмом?"

По мнению г-жи Масленниковой, подобные нормативные акты абсолютно ничем не помогают органам, призванным на практике применять нормы законодательства. Закон может быть исполнен, если в нем все четко расписано: объект и субъект правоотношений, признаки преступного деяния. Если этого нет, закон мертв. Между тем претензии за его неисполнение спрогнозировала представитель МВД, будут предъявляться именно к "правоприменителю". Похоже, правоохранительные органы вовсе не горят желанием отвечать за некачественную работу законодателей ...

Кстати, сотрудники самих "органов" – и правоохранительных, и властных – выведены из-под прямого действия "антиэкстремистского" закона. Он, как подметил директор Института прав человека Валентин Гефтер, не предусматривает наказания должностных лиц в случае демонстрации ими экстремистских взглядов или непринятия мер по пресечению экстремистских действий, а содержит лишь отсыл к действующему законодательству.

– Закон не будет работать, – предрек Сергей Замошкин, руководитель общественного центра "Антипроизвол". – Прежде всего потому, что у государства, как показывают многие события, отсутствует политическая воля бороться с экстремизмом. К тому же, добавил г-н Замошкин, если органам милиции и прокуратуры действительно поручают заниматься новым делом, почему не предусмотрено увеличение их финансирования? Ведь любая более или менее масштабная государственная программа всегда подкрепляется деньгами.

Возможно, власть рассчитывает на энтузиазм правоохранительных органов. Однако вряд ли они захотят отличиться на фронте борьбы с экстремизмом бесплатно, с учетом того, что "рамочный" закон отнюдь не создает условий для успешности этой борьбы.

В Германии, кстати, где с теми же нацистами борются весьма успешно, никакого антиэкстремистского закона нет. Зато есть Федеральное ведомство по защите конституции, которое реально отслеживает все случаи проявления экстремизма и борется с ними. Сначала предупреждениями и обнародованием имен нарушителей основного закона страны. Не помогло – инициирует возбуждение уголовных дел.

Правда, зампред думского комитета по законодательству Валерий Воротников отметил, что германские власти не сами по себе так эффективно сражаются с экстремизмом – их подталкивает к этому активная позиция гражданского общества. У нас же-и об этом говорили многие выступающие – общественное мнение явно не готово безоговорочно осудить проявления национализма, расизма, антисемитизма. В общем, печальная картина: общество в целом терпимо относится к экстремистам, а власть лишь декларирует намерение "разобраться" с ними ...

Как сказала президент фонда "Холокост" Алла Гербер, чтобы разбудить общество, России нужен хотя бы один громкий судебный процесс, с ярким, талантливым прокурором против ИЗВЕСТНЫХ националистов. Их имена сегодня у всех на слуху. Но готова ли власть к таким скандальным процессам?



   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin