Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

Текст законопроекта

Экспертное заключение на проект федерального закона "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности"

Как следует из пояснительной записки к законопроекту "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности", он разработан в соответствии с Планом действий Правительства РФ в области социальной политики и модернизации экономики на 2000–2001 годы и Планом мероприятий по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с нормами и правилами Всемирной торговой организации.

Целями законопроекта являются определение основ государственного регулирования внешнеторговой деятельности, полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области внешнеторговой деятельности, обеспечение благоприятных условий для внешнеторговой деятельности, а также защиты экономических и политических интересов Российской Федерации. Поставленная в законопроекте цель защиты экономического суверенитета, обеспечения экономической безопасности Российской Федерации отличает его от действующего Закона "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности". При этом, если действующий закон говорит о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, то законопроект устанавливает основы такого регулирования.

Закон "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" определяет внешнеторговую деятельность как предпринимательскую в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальная собственность). Законопроектом же предусматривается, что к внешнеторговой относится любая деятельность по осуществлению сделок в области международной торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью. Таким образом, исходя из законопроекта, можно говорить о существенном расширении сферы государственного регулирования внешнеторговой деятельности.

Необходимо отметить, что законопроект направлен на приведение действующего закона, регламентирующего государственное регулирование внешнеторговой деятельности, в соответствие с нормами международного законодательства, в особенности с нормами международных соглашений ВТО (по тарифам и торговле, по торговле услугами и др.). Так, например, законопроектом предлагается ряд новых принципов регулирования внешнеторговой деятельности, таких как взаимность в отношении других государств или групп государств, обеспечение выполнения обязательств РФ по международным договорам РФ и осуществление возникающих из этих договоров прав РФ, выбор мер регулирования, не более обременительных для участников внешнеторговой деятельности, чем необходимо для обеспечения эффективного достижения целей, преследуемых данными мерами. В то же время исчезают или трансформируются такие принципы, как единство политики экспортного контроля, осуществляемой в целях обеспечения национальной безопасности, политических, экономических и военных интересов, а также выполнения международных обязательств Российской Федерации; приоритет экономических мер государственного регулирования внешнеторговой деятельности.

Действующим законом устанавливаются следующие меры государственного регулирования внешнеторговой деятельности: таможенно-тарифное регулирование и нетарифное регулирование (квотирование и лицензирование). Предусматривает действующий закон и экспортный контроль, государственную монополию на экспорт и/или импорт отдельных видов товаров, защитные меры в отношении импорта товаров, запреты и ограничения экспорта и/или импорта, исходя из национальных интересов, участие РФ в международных экономических санкциях. Законопроект практически не отходит от мер, предусмотренных в действующем законодательстве, однако попытка привести его в соответствие с международными нормами приводит к расплывчатости и нечёткости формулировок, появлению терминов, до того в российском законодательстве не употреблявшихся. К тому же эти термины в законопроекте не разъясняются. Так, статья 21 законопроекта содержит запреты и ограничения, устанавливаемые Правительством РФ в исключительных случаях. При этом в данной статье законопроекта говорится о "критическом недостатке продовольственных или иных товаров, которые являются существенно важными на внутреннем рынке Российской Федерации" и о "излишке товара российского происхождения".

Среди положительных сторон законопроекта необходимо отметить наличие специальных разделов, посвященных вопросам государственного регулирования международной торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью, а также государственного регулирования внешнеторговых бартерных сделок.

Однако многие положения законопроекта требуют уточнения. Так, в статье 2 законопроекта делается попытка установить основные понятия, которые в дальнейшем будут в нём использованы. Между тем большинство используемых в этой статье законопроекта определений содержат неточные формулировки и термины, не встречающиеся в законодательстве РФ.

В тексте законопроекта иностранное лицо предполагается определять как физическое или юридическое лицо и организацию, которые не являются российскими лицами. Подобное определение слишком кратко и не позволяет учитывать существенные нюансы, такие как право, в соответствии с которым были учреждены эти организации. Кроме того, для предотвращения возможных вопросов необходимо дополнить определение организации, уточнив, что речь идёт именно об организациях, созданных в иной правовой форме, чем юридическое лицо. К тому же буквальное толкование определения, в котором говорится о юридическом лице и организации, позволяет предположить, что разработчики законопроекта не предусматривают наличия разницы между юридическим лицом и организацией.

В законопроекте предлагается определять иностранного заказчика услуг как иностранное лицо, заказавшее услугу или пользующееся ею, а иностранного исполнителя услуг как иностранное лицо, предоставляющее (оказывающее) услуги. Практически аналогично определяются российский заказчик и исполнитель услуг. На наш взгляд, подобный подход к определению основных понятий является неверным, поскольку не учитывает многих нюансов, касающихся этих определений, в связи с чем на практике могут возникнуть сложности с его применением.

Анализ содержащегося в законопроекте понятия международной торговли информацией не даёт ответа на вопрос о том, что же, собственно, относится к такой торговле. В тексте законопроекта присутствует лишь ссылка на то, при каких обстоятельствах международная торговля информацией считается международной торговлей товарами, интеллектуальной собственностью или услугами. Учитывая, что данное положение размещено в статье "Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе", полагаем, что понятие международной торговли информацией, должно быть доработано либо перенесено в другую статью.

Неполным представляется и понятие международной торговли товарами, т.к. в законопроекте предлагается установить, что это импорт и/или экспорт товаров. Данное положение законопроекта также подлежит уточнению.

Международная торговля интеллектуальной собственностью в законопроекте определяется как передача или предоставление права использования интеллектуальной собственности российским лицом иностранному лицу либо иностранным лицом российскому лицу. Передача прав на интеллектуальную собственность на сегодняшний день в РФ регулируется Законом "Об авторском праве", Патентным законом, Законом "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров". Однако положения этих законов при формулировании данного понятия авторами законопроекта не учтены. Так, например Закон "Об авторском праве" говорит о том, что авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются.

В статье 2 законопроекта предлагается установить понятие российского лица, к которому относятся следующие категории:
– юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ;
– физические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства территории РФ, являющиеся гражданами РФ или имеющие право постоянного проживания в РФ, либо подобное разрешение;
– физические лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей в соответствии с законодательством РФ.

Подобное определение не может не вызвать вопросов. Во-первых, из определения российских юридических лиц выпал такой признак, как местонахождение на территории РФ. Во-вторых, в качестве одной из характеристик для отнесения физических лиц к российским, в законопроекте предлагается использовать постоянное либо преимущественное проживание такого лица на территории РФ. Однако это положение может оказаться трудно применимым на практике, поскольку законодательство РФ не устанавливает, что можно считать постоянным или преимущественным местом жительства физического лица. Кроме того, буквальное толкование определения, содержащегося в законопроекте, позволяет сделать вывод о том, что к российским лицам могут быть отнесены и иностранные граждане, имеющие право постоянного проживания в РФ, либо подобное разрешение.

В определении таможенного союза, содержащемся в законопроекте, не указывается, что следует понимать под таможенным союзом (экономическое объединение государств и т.п.), а сразу же приводятся характеристики этого института.

При определении международной торговли услугами в законопроекте говорится о том, что это предоставление (оказание) услуг (выполнение работ), включающее производство, распределение, маркетинг, продажу и доставку услуги. Однако в законопроекте ничего не сказано о месте оказания услуг и о том, кому эта услуга должна оказываться, для того чтобы быть отнесённой к международной. Также в этом определении употребляется много терминов, которые не разъясняются, а аналогов им в действующем законодательстве нет (производство, распределение, маркетинг и доставка услуги).

Многие статьи законопроекта трудны для понимания. Пункт 1 статьи 31 законопроекта предусматривает возможность в некоторых случаях введения запретов и ограничений международной торговли товарами. Однако невнятен смысл пункта 2 этой же статьи, в котором говорится о том, что меры, указанные в пункте 1 настоящей статьи, не должны "приниматься или применяться способом, являющимся средством произвольной или необоснованной дискриминации между государствами, либо представлять собой скрытые ограничения международной торговли товарами". Статья 35 законопроекта говорит о том, что государственное регулирование внешнеторговой деятельности в области международной торговли интеллектуальной собственностью осуществляется на принципах и в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Отдельные положения законопроекта прописаны нечётко, что может повлечь их неоднозначную трактовку. Статья 15 законопроекта предусматривает положения, касающиеся гласности в разработке мер государственного регулирования внешнеторговой деятельности. Однако при этом в ней содержится много отсылочных и декларативных норм, при применении которых на практике может возникнуть много сложностей. Так, названной статьёй предполагает согласование нормативного правового акта, затрагивающего право осуществления внешнеторговой деятельности, с организациями, независимо от их организационно-правовой формы и предпринимателями Российской Федерации, чьи интересы могут быть затронуты его принятием. Вместе с тем из пункта 3 законопроекта следует, что федеральный орган исполнительной власти может принять решение не проводить подобные консультации:
– "если консультации приведут к задержке принятия нормативного правового акта, затрагивающего право осуществления внешнеторговой деятельности, что может привести к существенному ущербу интересам Российской Федерации;
– совершенно ясно, что консультации не имели бы смысла".

Остается непонятным, что имели в виду авторы законопроекта под "существенным ущербом интересам Российской Федерации" и на основании каких критериев будет определяться, что консультации с заинтересованными лицами не имели бы смысла.

В представленном документе содержатся, кроме упомянутых выше, и другие термины, не имеющие аналогов в действующем законодательстве и не разъясненные в тексте законопроекта. Например, в статье 34 говорится о "держателях полисов", "исполнителях финансовых услуг", "конфиденциальных сведениях документации о личности и личных счетах". В статье 38 законопроекта употребляются такие термины, как "внешнее финансовое положение" и "равновесие платёжного баланса Российской Федерации".

Предполагается, что статья 25 законопроекта будет регулировать вопросы контроля за экспортом и/или импортом отдельных видов товаров. Из текста этой статьи следует, что контроль за экспортом и/или импортом товаров будет осуществляться посредством выдачи разрешений на экспорт и/или импорт товаров. При этом законопроектом запрещается требовать представления иных, кроме заявления, документов для получения разрешения на экспорт и/или импорт отдельных видов товаров. Вместе с тем, во многих случаях необходимо довольно большое количество документов (копия внешнеторгового договора, копия документов о государственное регистрации юридического лица и пр.), без которых выдача разрешения может быть затруднена, а зачастую и невозможна.

В статье 3 законопроекта говорится о том, что он не распространяется на деятельность, осуществляемую Банком России в целях реализации политики в области обменного курса. Вместе с тем Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" не предусматривает реализацию Банком России подобной политики.

Кроме отмеченных выше недостатков, следует обратить внимание на необходимость значительной юридико-технической доработки законопроекта. Так, например, в статье 15 законопроекта говорится о "нормативно-правовом акте Российской Федерации", в то время как более корректно было бы говорить о законодательстве РФ, федеральных законах и федеральных конституционных законах либо федеральных нормативно-правовых актах. В той же статье 15 законопроекта говорится о "предпринимателях Российской Федерации". Однако такого общего понятия законодательство РФ не содержит и говорит о юридических лицах, занимающихся предпринимательской деятельностью, и о физических лицах – индивидуальных предпринимателях без образования юридического лица.


Экспертиза подготовлена Фондом развития парламентаризма в России в апреле 2003 г.


   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin