Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

Тексты законопроектов

Обзор законопроектов о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации

При разработке действующего Уголовного кодекса криминализация (установление уголовной ответственности) или декриминализация тех или иных деяний, определение размеров санкций по тем или иным видам преступлений осуществлялись во многих случаях приблизительно, без учета действия уголовного законодательства в новых социально-экономических условиях. За время применения Уголовного кодекса, принятого в 1996 году, в нем было выявлено значительное количество ошибок, излишеств и пробелов. Кроме того, стало ясно, в каких случаях необходимо ужесточение уголовной ответственности, а в каких – напротив, ее смягчение, за какие деяния следует установить уголовную ответственность, а какие, наоборот, декриминализировать.

В связи с этим одним из приоритетных направлений современной уголовно-правовой политики является корректирование положений Уголовного кодекса путем внесения в них изменений и дополнений, приведение их в соответствие с запросами практики.

При определении целесообразности и законности тех или иных изменений в Уголовный кодекс следует, в первую очередь, исходить из того, что эти изменения должны: 1) не противоречить Конституции РФ; 2) обеспечивать эффективную охрану всего комплекса важнейших общественных отношений (учитывая меняющиеся социально-экономические и социокультурные условия действия уголовного законодательства); 3) способствовать повышению внутренней согласованности и непротиворечивости Уголовного кодекса; 4) быть научно обоснованными; 5) быть практически обоснованными, способствовать повышению качества применения уголовно-правовых норм в следственной и судебной практике.

Предметом настоящего обзора являются законопроекты о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, находящиеся на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. В данном материале не приведены сведения о законопроектах, цель которых состояла в юридико-технической правке текста Уголовного кодекса для согласования кодекса с другими законодательными актами. Законопроекты о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ, направленные на усиление ответственности за сексуальные посягательства на несовершеннолетних, а также законопроекты, направленные на усиление ответственности за преступления в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ, вследствие значительного объема и тематической однородности составляют предмет отдельных обзоров. В данном обзоре не рассматривается и проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенный Президентом Российской Федерации, призванный скорректировать основы уголовной политики в направлении ее гуманизации и обеспечения полноценной реализации принципа справедливости. В этом законопроекте предусматривается внесение изменений, наиболее значительных и комплексных с момента принятия Кодекса, а потому он также является предметом отдельной экспертизы.

Рассматриваемые законопроекты в данном обзоре сгруппированы, исходя из структуры Уголовного кодекса. Соответственно, законопроекты, направленные на внесение изменений и дополнений в Особенную часть Уголовного кодекса РФ, классифицированы по признаку объекта преступления (то есть, применительно к структуре Уголовного кодекса, по главам данного кодекса).

1. Законопроекты о внесении изменений в Общую часть Уголовного кодекса Российской Федерации

В проекте федерального закона "О дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 101", внесенном 11 ноября 2002 года депутатами Государственной Думы И.Ю. Артемьевым и С.В. Иваненко, предлагается дополнить Кодекс новой статьей об обратной силе нормативных актов, за нарушение которых установлена уголовная ответственность. Данная статья определяет, что если в соответствии со статьей Особенной части Кодекса предусмотрена уголовная ответственность за нарушение положений, содержащихся не в Уголовном кодексе, а в ином нормативном акте, то отмена либо изменение этого нормативного акта, устраняющие возможность уголовной ответственности, распространяются с момента вступления в силу такого нормативного акта также на деяния, совершенные до его издания.

В пояснительной записке указывается, что, по мнению авторов законопроекта, действующая редакция статьи 10 Уголовного Кодекса Российской Федерации устанавливает обратную силу только уголовного закона, и, следовательно, не распространяется на иные случаи. Тем не менее, статьями Особенной части Уголовного кодекса уголовная ответственность может устанавливаться за нарушение каких-либо положений, содержащихся в иных нормативных актах (статья 216 – нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ; статья 217 – нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах; статья 219 – нарушение правил пожарной безопасности и т. п.).

По мнению Правового управления Аппарата Государственной Думы, введение в Уголовный кодекс РФ ст. 101 нецелесообразно, так как предусмотренная в ней возможность устранения преступности деяния, по существу, является лишь частным случаем общего правила об обратной силе уголовного закона и полностью охватывается частью первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Одновременно теми же депутатами был внесен в Государственную Думу проект федерального закона "О внесении дополнения в статью 86 Уголовного кодекса Российской Федерации". Статью 86 Уголовного кодекса предлагается дополнить частью 21, согласно которой лицо, осужденное за совершение деяния, преступность и наказуемость которого были устранены изданным после его совершения уголовным законом, считается с момента вступления в силу такого закона не имевшим судимости.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что в статье 86 Уголовного Кодекса Российской Федерации, предусматривающей основания наличия, погашения либо снятия судимости, не указано, что вступление в силу нового закона, устраняющего наказуемость деяния, за которое человек был осужден, делает человека не судимым. Отсутствие такого указания, по мнению авторов законопроекта, приводит к возможности сохранения судимости у человека, осужденного за деяние, которое более не признается преступным, что противоречит ст. 10 УК РФ. В заключениях по данному законопроекту замечаний правового характера высказано не было.

В проекте федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенном 28 июня 2002 года Законодательным Собранием Красноярского края, предлагается уточнить понятие квалифицирующего признака при назначении наказания при рецидиве преступлений.

Согласно ч. 3 ст. 68 действующей редакции Уголовного кодекса, если статья (часть статьи) Особенной части Уголовного кодекса содержит указание на судимость лица, совершившего преступление, как на квалифицирующий признак, то наказание при различных видах рецидива назначается без учета правил ч. 2 ст. 68 УК РФ. Смысл названного исключения состоит в том, чтобы одно и то же отягчающее обстоятельство (совершение преступления лицом, ранее судимым) не учитывалось дважды как ухудшающее положение осужденного.

В пояснительной записке к законопроекту его авторы отмечают, что положение, предусмотренное в ч. 3 ст. 68 УК РФ, в соответствии с ее буквальным смыслом, применяется не во всех случаях квалификации преступлений как совершенных при рецидиве, а только тогда, когда в статье (части статьи) Особенной части Уголовного кодекса этот квалифицирующий признак указан как прежняя судимость. На другие случаи осуждения при рецидиве (например, если квалифицирующий признак сформулирован как неоднократность), по мнению авторов законопроекта, положения ч. 3 ст. 68 УК не распространяются, и поэтому применяются более строгие правила ч. 2 ст. 68 УК РФ. Такое положение авторам законопроекта представляется несправедливым, нарушающим принцип равенства граждан перед законом, так как усиление наказания зависит не от поведения виновного, а исключительно от законодательных формулировок, которые описывают по-разному одно и то же отягчающее обстоятельство. Для устранения данного положения необходимо, по мнению авторов законопроекта, внести изменения в текст ч. 3 ст. 68 УК РФ с тем, чтобы предусмотренное ею исключение из правил ч. 2 ст. 68 УК РФ одинаково распространялось на все случаи рецидива независимо от того, как они описаны в законе – как прежняя судимость или как неоднократность. Для этого в законопроекте предлагается дополнить ч. 3 ст. 68 после слов "как на квалифицирующий признак" словами "или содержит указание на неоднократность как на квалифицирующий признак, когда он применяется в связи с прежней судимостью".

Несколько законопроектов, находящихся на рассмотрении Государственной Думы, касаются изменения уголовно-правового регулирования условного осуждения в целях приведения Уголовного кодекса в соответствие с Уголовно-исполнительным кодексом.

Проект федерального закона "О внесении дополнения в статью 74 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенный 21 февраля 2002 года депутатом Государственной Думы В.А. Буткеевым, предусматривает дополнение ч. 3 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации после слов "возложенных на него судом обязанностей" словами "либо если условно осужденный скрылся от контроля".

Комитетом Государственной Думы по законодательству и Правовым управлением Аппарата Государственной Думы представлены положительные заключения по данному законопроекту. В них отмечается, что предлагаемое дополнение направлено на ликвидацию пробела в уголовном законодательстве и создает условия для реализации уголовно-исполнительными инспекциями правомочий, предусмотренных главой 8 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, а также предоставляет суду на законном основании разрешить по существу представление уголовно-исполнительной инспекции (в соответствии с ч. 4 ст. 190 УИК РФ) в отношении условно осужденного, скрывающегося от контроля.

Аналогичные по сути изменения Уголовного кодекса содержатся в проекте федерального закона "О внесении изменений в статью 74 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 26 апреля 2002 года Сахалинской областной Думой. В нем предлагается изложить ч. 3 ст. 74 УК в следующей редакции: "В случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей либо если условно осужденный скрылся от контроля, суд по представлению органа, указанного в части первой настоящей статьи, может постановить об отмене условного осуждения и исполнения наказания, назначенного приговором суда".

Проектом федерального закона "О внесении дополнения в статью 73 Уголовного кодекса Российской Федерации", предложенным 2 декабря 2002 года депутатом Государственной Думы А.А. Аслахановым, предлагается ограничить применение условного осуждения преступлениями небольшой или средней тяжести.

В пояснительной записке к этому законопроекту сказано, что его основной целью является предупреждение необоснованного назначения условных наказаний лицам, признанным виновными в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Автор законопроекта отмечает, что действующая редакция ст. 73 Уголовного Кодекса РФ не препятствует назначать условное лишение свободы на срок в 20 или даже 25 лет (при совокупности преступлений), создавая "лазейку для злоупотреблений со стороны нечистоплотных судей и соблазн для подкупа судебных работников". Кроме того, данная практика, по мнению автора законопроекта, противоречит ч. 3 ст. 73 Уголовного кодекса РФ, поскольку обессмысливает решение законодателя ограничить максимальную длительность испытательного срока при условном лишении свободы пятью годами.

Проектом федерального закона "О внесении дополнений в статью 76 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенным 22 ноября 2002 года депутатом Государственной Думы Э.Л. Ермаковой, предлагается установить возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим не только лиц, впервые совершивших преступление небольшой тяжести, но и лиц, впервые совершивших преступление средней тяжести. Как представляется, данная инициатива является актуальной, обоснованной с практической точкой зрения и соответствует основополагающим принципам уголовного законодательства – гуманизма и справедливости.

Одним из наиболее комплексных законопроектов, вносящих изменения и дополнения не только в Общую, но и в Особенную часть Уголовного кодекса, является проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", представленный 4 июля 2001 года группой депутатов Государственной Думы (С.А. Ковалевым, Е.Б. Мизулиной, В.В. Похмелкиным, Н.И. Травкиным, С.Н. Юшенковым, В.Н. Бондарем, Е.Т. Гайдаром, В.Е. Коптевым-Дворниковым, Г.Б. Мирзоевым, Б.Б. Надеждиным, И.М. Хакамадой, В.Н. Южаковым, Б.Е. Немцовым, А.Э. Мяки, П.В. Крашенинниковым, А.Е. Баранниковым, А.Ю. Вульфом и др.) и направленный на исключение из Уголовного кодекса смертной казни как вида наказания. В качестве наиболее сурового вида наказания вместо смертной казни предполагается установить пожизненное лишение свободы. В этих целях законопроектом вносятся изменения в ст.ст. 44, 45, 57, 59, 65, 66, 78, 83, 105, 277, 295, 317, 357 Уголовного кодекса.

В пояснительной записке к законопроекту указывается, что в настоящий момент в Российской Федерации действует мораторий на применение смертной казни. В соответствии с решением Конституционного Суда, вплоть до введения на всей территории Российской Федерации судов присяжных, суды не вправе выносить приговоры в виде смертной казни. В принятом во втором чтении проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации указывалось, что институт судов присяжных на всей территории страны должен быть введен к 1 января 2003 года. Таким образом, с данного момента будет снят процессуальный запрет на вынесение приговоров в виде смертной казни. Но, подписав в 1997 году Протокол № 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни в мирное время, Российская Федерация заявила о стремлении отказаться в будущем от данного вида наказания. Кроме того, на необходимость отмены смертной казни указывает ст. 20 Конституции Российской Федерации.

Комитет Государственной Думы по законодательству и Правительство Российской Федерации предоставили положительные заключения по названному законопроекту. В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы, вместе с тем, указано, что предусмотренные данным законопроектом изменения и дополнения в Уголовный кодекс РФ лишь отчасти решают такую концептуальную политико-правовую задачу, как отказ от применения исключительной меры наказания в виде смертной казни. В частности, по мнению экспертов Правового управления, законопроект целесообразно сопроводить пакетом тех законопроектов, которые вносили бы изменения и дополнения в законодательство, так или иначе регламентирующее применение и исполнение уголовного наказания в виде смертной казни (Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс, Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и др.).

В проекте федерального закона "О внесении дополнений в статьи 63, 105, 111, 112, 117, 136, 244 и 282 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 26 апреля 2002 года депутатом Государственной Думы А.Ю. Вульфом, предусматривается установление в этих статьях в качестве обстоятельства, отягчающего уголовную ответственность, "распространение идей национальной, расовой, религиозной, социальной и сексуальной ненависти и вражды".

В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы по данному законопроекту говорится, что понятия "социальная ненависть или вражда" и "сексуальная ненависть или вражда" отличаются неопределенностью, допускают весьма различные толкования и вряд ли могут быть использованы при конструировании уголовно-правовых норм, одно из основных требований к которым – точная фиксация в законе границ возможной ответственности.

2. Законопроекты, направленные на внесение изменений в главу 16 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против жизни и здоровья")

Проектом федерального закона "О внесении дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, предусматривающих уголовную ответственность за проведение медицинских экспериментов (опытов) на людях без их добровольного согласия", внесенным 9 сентября 2003 года депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым, предлагается дополнить Уголовный кодекс статьей 1171 "Осуществление медицинских, научных или иных экспериментов на человеке без его добровольного согласия, а равно осуществление экспериментов на человеке, заведомо сопряженных с причинением увечья либо вреда здоровью, опасного для жизни, независимо от согласия лица, подвергнутого эксперименту". Проектная статья включает семь частей, в которых установлены различные квалифицирующие обстоятельства, а также примечание, в котором содержатся определения эксперимента и добровольного согласия лица, подвергнутого эксперименту.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что его разработка была обусловлена потребностями практики – в частности, случаями проведения экспериментов на людях без их добровольного согласия в нейрохирургических клиниках.

В проекте федерального закона "О внесении дополнений и изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации", внесенном 24 июня 2002 года депутатом Государственной Думы Ю.А. Рыбаковым, предлагается ужесточить уголовную ответственность за применение пыток за счет дополнения Уголовного кодекса новой статьей 1171 и исключения ч. 2 ст. 302. Данный законопроект был принят в первом чтении 19 марта 2003 года.

Приведенная в законопроекте редакция ст. 1171 содержит четыре части, в которых установлены различные квалифицирующие обстоятельства. В ч. 1 пытка определена как причинение должностным лицом либо с его ведома или молчаливого согласия иным лицом физических или нравственных страданий с целью принуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также с целью наказания либо в иных целях.

В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы указано, что исключение части 2 из статьи 302 Уголовного кодекса Российской Федерации является необоснованным, так как в данной части в качестве отягчающих ответственность признаков принуждения к даче показаний названа не только пытка, но также насилие и издевательства. Кроме того, перенос такого деяния, как применение пытки (одного из инструментов принуждения к даче показаний) из ч. 2 ст. 302 главы 31 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против правосудия") в ст. 1171 главы 16 ("Преступления против жизни и здоровья") не отвечает принципу системности уголовного права, согласно которому разбивка на разделы и главы в Уголовном кодексе строится преимущественно на основе разграничения объектов преступлений. В определении пытки, по мнению экспертов Правового управления, не совсем ясно, чем различаются причинение страданий "с ведома" должностного лица и с его "молчаливого согласия".

3. Законопроект о внесении изменений в главу 17 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против свободы, чести и достоинства личности")

Проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенный 31 октября 2002 года Законодательным Собранием Краснодарского края, предусматривает усиление уголовной ответственности за клевету и нарушение неприкосновенности частной жизни, в частности, повышение максимального срока лишения свободы в ст. ст. 129 и 137 Уголовного кодекса РФ.

4. Законопроекты о внесении изменений в главу 18 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности")

Проект федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенный 17 апреля 2002 года депутатами Государственной Думы В.Е. Булавиновым, З.А. Муцоевым, Г.И. Райковым и Г.Н. Махачевым, предусматривает установление уголовной ответственности в случае совершения мужеложства по добровольному согласию. В этих целях Уголовный кодекс предлагается дополнить статьей 1311. В заключении Правового управления Государственной Думы по данному законопроекту указано, что действия, описание которых содержится в проектной статье 1311 УК РФ, лишены основного признака любого преступления – общественной опасности. В связи с этим предлагаемое проектом дополнение Уголовного кодекса Российской Федерации противоречит ряду положений Конституции РФ (ч. 1 ст. 23, ч. 2 ст. 55), п. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, ч. 2 ст. 1, ч. 2 ст. 2 и ч. 1 ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В проекте федерального закона "О внесении изменений в статью 134 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 31 мая 2001 года депутатом Н.Ф. Герасименко, предлагается повысить возрастной предел в ст. 134 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, с четырнадцати до восемнадцати лет.

В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы отмечено, что предлагаемое проектом изменение статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации не согласуется со статьей 13 Семейного кодекса Российской Федерации, которая допускает с разрешения органов местного самоуправления вступление в брак лиц, достигших возраста шестнадцати лет, и позволяет устанавливать в законах субъектов Российской Федерации порядок и условия вступления в брак до достижения шестнадцати лет. В связи с этим, если согласиться с позицией автора законопроекта, уголовной ответственности будет подлежать лицо, достигшее восемнадцати лет и с соблюдением установленного статьей 13 Семейного кодекса Российской Федерации порядка заключившее брак с лицом, не достигшим восемнадцати лет.

5. Законопроекты, предусматривающие внесение изменений в главу 19 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина")

В проекте федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенном 22 февраля 2002 года депутатами Государственной Думы Ф.И. Гайнуллиной, А.С. Ивановым, А.К. Исаевым, В.А. Лекаревой, С.И. Неверовым, О.В. Шеиным, Г.К. Леонтьевым и С.И. Колесниковым, предлагается дополнить Уголовный кодекс РФ статьей 1432 "Применение принудительного труда".

В ч. 1 данной статьи применение принудительного труда понимается как принуждение гражданина к выполнению работы, оказанию услуги под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия). В ч. 2 ст. 1432 предлагается установить уголовную ответственность за принуждение к выполнению работы, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. В ч. 3 квалифицирующим признаком является нанесение вреда здоровью потерпевшего, в ч. 4 – причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть потерпевшего, а также совершение данного деяния в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, либо в отношении малолетнего лица.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что привлечение к принудительному или обязательному труду преследуется в уголовном порядке в соответствии со ст. 25 Конвенции МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде.

В заключениях по данному законопроекту Комитета Государственной Думы по законодательству и Правового управления Аппарата Государственной Думы отмечается, что редакция предлагаемой статьи должна быть максимально приближена к тексту статей 2 и 25 Конвенции МОТ № 29 о принудительном или обязательном труде, где говорится об уголовном преследовании незаконного привлечения к принудительному или обязательному труду. Кроме того, потерпевшим от этого преступления следует признавать не только гражданина, а любое физическое лицо, что прямо следует из ст. 37 Конституции РФ.

Проект федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенный 14 ноября 2002 года депутатом Государственной Думы Е.П. Ищенко, предусматривает дополнение Уголовного кодекса РФ статьей 1452 ("Нарушение прав и гарантий деятельности профсоюзов"). В ч. 1 предлагается установить уголовную ответственность за нарушение прав и гарантий деятельности профсоюзов, предусмотренных законодательством, лицом, ранее подвергнутым административному взысканию за аналогичное правонарушение, а в ч. 2 – лицом, ранее подвергнутым уголовному наказанию.

Правительство РФ предоставило отрицательный отзыв на законопроект. В отзыве отмечается, что действующее законодательство уже предусматривает уголовную ответственность за нарушение прав и гарантий деятельности профсоюзов (статьи 169, 201, 285, 286 Уголовного кодекса Российской Федерации). Наряду с этим, формулировка состава преступления с административной преюдицией противоречит концепции действующего уголовного законодательства.

В Заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы по данному законопроекту также указано, что в ч. 1 проектного варианта статьи 1452 Уголовного кодекса Российской Федерации не учтено, что административная преюдиция в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации не применяется. В диспозиции части второй той же проектной нормы подлежит уточнению и конкретизации такой квалифицирующий признак, как "лицо, ранее подвергнутое уголовному наказанию".

Проектом федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный Кодекс Российской Федерации", внесенным 23 марта 2001 года депутатом Государственной Думы П.В. Крашенинниковым, предлагается установить уголовную ответственность за незаконный отказ в выдаче паспорта, для чего дополнить Уголовный кодекс РФ новой статьей 1401.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что необходимость разработки данного законопроекта вызвана насущной потребностью защиты интересов граждан, которые страдают от произвола должностных лиц, препятствующих под различными предлогами и в различных формах в законном получении паспортов гражданами Российской Федерации. Практика, отмечает автор законопроекта, показывает, что длительные задержки и отказ в выдаче паспортов гражданам имеют повсеместное распространение, а это влечет за собой существенное нарушение прав и свобод граждан, в частности, права на свободное перемещение, на выбор места жительства, на трудоустройство, пенсионное обеспечение, влечет нарушение избирательных прав граждан и др.

Правовым управлением Аппарата Государственной Думы в экспертном заключении было высказано мнение, что в случае дополнения Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 1401 она вступит в конкуренцию со статьей 285 УК Российской Федерации, так как незаконно отказать гражданину Российской Федерации в выдаче паспорта должностное лицо может лишь в том случае, если злоупотребит своими служебными полномочиями.

6. Законопроекты, направленные на внесение изменений в главу 22 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления в сфере экономической деятельности")

В проекте федерального закона "О внесении изменения в статью 171 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 1 августа 2003 года Рязанской областной Думой, предлагается в примечании к ст. 171 установить, что доходом в крупном размере в статьях 171 и 172 Уголовного кодекса признается доход, сумма которого превышает сто минимальных размеров оплаты труда, а доходом в особо крупном размере – доход, сумма которого превышает триста минимальных размеров оплаты труда.

Основанием для внесения такого законопроекта, как следует из пояснительной записки, является то, что многие правонарушения в сфере нелегального оборота этилового спирта и алкогольной продукции не превышают установленного в настоящее время уровня, необходимого для наступления уголовной ответственности – 200 МРОТ, что не позволяет эффективно бороться с ними.

В проекте федерального закона "О внесении изменений в статью 171 и дополнения в статью 172 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 6 июня 2002 года Законодательным Собранием Краснодарского края, предлагается заменить в ст. 171 слова "извлечение дохода" словами "получение выручки", а статью 172 дополнить примечанием следующего содержания: "доходом в крупном размере признается доход, сумма которого превышает двести минимальных размеров оплаты труда, доходом в особо крупном размере – доход, сумма которого превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда". В пояснительной записке к законопроекту указано, что Уголовным кодексом РФ не конкретизировано понятие "доход", в связи с чем при рассмотрении данных уголовных дел суды, как правило, учитывают при исчислении "дохода" и расходы, понесенные в процессе незаконной предпринимательской деятельности. По мнению авторов законопроекта, такая ситуация не является обоснованной, так как правонарушители должны нести уголовную ответственность не за получение чистого дохода от незаконной предпринимательской деятельности, а за сам факт осуществления незаконной предпринимательской деятельности при достижении объема деятельности (выручки) определенной величины. Правовое управление Аппарата Государственной Думы дало положительное заключение на законопроект.

Проектом федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенным 7 февраля 2003 года депутатом Государственной Думы В.Н. Пивненко, предлагается изменить ст. ст. 194, 198, 199, 312, 315 Уголовного кодекса РФ (в части установления уголовной ответственности за уклонение от уплаты начисленных налоговых и таможенных платежей). Устанавливаемые в законопроекте изменения в статьи 194,198,199 УК РФ предусматривают уголовную ответственность за уклонение от уплаты начисленных налоговых и таможенных платежей путем сокрытия или непредставления сведений о местонахождения подлежащего описи и аресту имущества, а также иное воспрепятствование принудительному взысканию указанных платежей. Проектная редакция статьи 312 УК РФ предусматривает расширение уголовной ответственности за незаконные действия лица в отношении вверенного ему имущества, подвергнутого описи, аресту или конфискации. Содержащаяся в законопроекте редакция статьи 315 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта для физических лиц.

Проектом федерального закона "О внесении изменений в статьи 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенным 18 июня 2002 года Правительством Российской Федерации, предусматривается ужесточение уголовной ответственности за уклонение от уплаты или перечисления налогов и (или) сборов – физических лиц и организаций.

Разработка данного законопроекта связана с необходимостью привести тексты "налоговых" статей Уголовного кодекса в соответствие с изменившимися нормами налогового законодательства (части 1 и 2 Налогового кодекса Российской Федерации).

Согласно данному законопроекту, изменения в УК РФ включают:

1) исключение из текстов статей 198 и 199 УК России упоминание страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, вместо которых теперь взимается единый социальный налог;

2) установление уголовной ответственности за неуплату наряду с налогами также и сборов;

3) определение обмана или оставления в неведении налоговых органов в качестве важнейшего признака налоговых преступлений (наряду с уже имеющимся в тексте действующего закона описанием возможных способов совершения преступления);

4) ограничение оснований для освобождения от уголовной ответственности: воспользоваться им не смогут лица, совершившие преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 198 УК РФ) и тяжкие преступления (ч. 2 ст. 199 УК РФ);

5) установление уголовной ответственности не только за уклонение от уплаты налогов, но и за уклонение от перечисления налогов и сборов (тем самым круг субъектов преступления расширяется за счет предпринимателей и руководителей организаций – налоговых агентов);

6) введение в части второй статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

В пояснительной записке к законопроекту обращается отмечается, что ужесточение уголовной ответственности за налоговые преступления осуществляется с учетом опыта зарубежного уголовного законодательства, ориентированного на то, что налоговые преступления рассматриваются как налоговое мошенничество и относятся к категории тяжких преступлений, наносящих наиболее значимый ущерб экономической безопасности государства.

Правовое управление Аппарата Государственной Думы представило на законопроект положительное заключение.

Проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в статьи 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенный 6 ноября 2001 года депутатом Государственной Думы Г.В. Боосом, предусматривает следующие изменения статей 198 и 199 УК РФ:

1) признание уклонения от уплаты налогов совершенным в крупном размере, если сумма налогов, неуплаченных за налоговый (отчетный) период, превышает 50% от суммы задекларированных налогоплательщиком налогов, а в особо крупном размере – 100%.

Данное предложение, согласно пояснительной записке к законопроекту, позволит устранить ситуации, когда в отношении налогоплательщика – юридического лица, своевременно уплачивающего очень большие суммы налогов, но допустившего ошибку при их исчислении, что привело к частичной недоплате налогов, возбуждается уголовное дело. При этом не принимается во внимание сумма неуплаченного налога по сравнению с общей суммой начисленных налогоплательщиком налогов. Что касается физических лиц и организаций, то для них предусматривается сохранить ныне действующий размер налогов, при неуплате которых они подпадают под действие статей 198 и 199 Уголовного кодекса.

2) установление в статье 198 Уголовного кодекса нового квалифицирующего признака – "неоднократности", так как его отсутствие позволяет считать уклонение от уплаты налогов физическим лицом за несколько налоговых периодов единым продолжаемым преступлением.

3) дополнение перечня способов уклонения от уплаты налогов наиболее распространенным из них – "сокрытие объектов налогообложения".

4) исключение из текста статей 198 и 199 понятия "страховые взносы в государственные внебюджетные фонды", поскольку с принятием главы 24 части второй Налогового кодекса (Единый социальный налог (взнос)) указанные взносы приравнены к налогу.

Комитет Государственной Думы по законодательству представил положительное заключение к данному законопроекту.

Проектом федерального закона "О внесении дополнения в статью 200 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенным 15 июня 2002 года Советом народных депутатов Кемеровской области, предлагается установить более широкий круг субъектов преступления, чем предусмотрен действующей редакцией статьи. Так, предлагается дополнить круг субъектов преступления лицами, работающими по договору у индивидуального предпринимателя в сфере торговли. В настоящее время, как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, продавец, работающий по найму у индивидуального предпринимателя в сфере торговли и совершивший обман потребителя, не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 200 УК РФ, так как не является ни работником организации, ни индивидуальным предпринимателем. В пояснительной записке также отмечается, что продавец предприятия любой организационно-правовой формы несет уголовную ответственность за обман покупателя, а продавец, работающий по найму у индивидуального предпринимателя, за совершенные аналогичные деяния уголовной ответственности не несет. В целях защиты прав потребителя и обеспечения равенства граждан перед законом данный пробел в Уголовном кодексе предлагается ликвидировать.

Комитет Государственной Думы по законодательству представил положительное заключение.

В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы указано, что из законопроекта следует исключить слова "по найму" в связи с тем, что подобный термин ни в гражданском, ни в трудовом законодательстве не предусмотрен. Кроме того, отмечается в заключении, в случае внесения дополнений в статью 200 Уголовного кодекса Российской Федерации "Обман потребителей" аналогичные дополнения должны быть внесены и в статью 14.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях "Обман потребителей", поскольку диспозиции названных статей полностью совпадают.

В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации", внесенном 12 апреля 2002 года депутатами Государственной Думы П.Б. Шелищем и В.А. Семеновым, предлагается установить уголовную ответственность за обман потребителей в особо крупном размере, дополнив ст. 200 частью третьей следующего содержания: "Те же деяния, предусмотренные частью первой и второй настоящей статьи, совершенные в особо крупном размере, – наказываются лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет". Примечание к статье 200 предлагается дополнить определением особо крупного размера (не менее пяти минимальных размеров оплаты труда).

Комитет Государственной Думы по законодательству представил отрицательное заключение на законопроект, указав, что в Уголовном кодексе Российской Федерации, в отличие от УК РСФСР, совершение деяния в особо крупном размере в качестве квалифицирующего признака сведено до минимума и предусмотрено лишь в отдельных случаях. Кроме того, по мнению Комитета по законодательству, содержание части 2 статьи 200 УК РФ позволяет адекватно реагировать и вести борьбу с рассматриваемыми правонарушениями.

7. Законопроект о внесении изменений в главу 23 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях")

В проекте федерального закона "О внесении изменений в статью 202 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 20 мая 2002 года депутатами Государственной Думы И.Ю. Артемьевым и С.В. Иваненко, предлагается распространить действие нормы о привлечении к уголовной ответственности за злоупотребление полномочиями на всех практикующих нотариусов и аудиторов, а не только на "частных", что предусмотрено действующей редакцией Уголовного кодекса РФ.

8. Законопроекты о внесении изменений в главу 24 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против общественной безопасности")

Проектом федерального закона "О внесении изменений в статью 222 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенным 19 февраля 2002 года депутатом Государственной Думы А.Е. Баранниковым, предлагается исключить из ч. 4 ст. 222 Уголовного кодекса РФ ответственность за незаконные приобретение, сбыт или ношение холодного оружия. Сохранив в диспозиции данной части статьи ответственность за незаконные деяния, связанные с газовым оружием, в законопроекте снижаются санкции по всем предусмотренным в ее действующей редакции альтернативным видам наказания (обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы). Максимальный срок лишения свободы, согласно проектной редакции ч. 4 ст. 222, снижается до одного года.

В пояснительной записке к законопроекту поясняется, что необходимость декриминализации незаконного оборота холодного оружия объясняется в первую очередь тем, что четких критериев отнесения тех или иных предметов к холодному оружию не установлено, и поэтому уголовная ответственность может наступить на основании мнения эксперта, признавшего некую вещь холодным оружием. Ситуация, когда преступлением является сам факт ношения холодного оружия, по мнению автора законопроекта, приводит на практике к многочисленным случаям репрессивных действий в отношении граждан, в чьих действиях не имелось никакой общественной опасности. Кроме того, автор законопроекта отмечает, что разрешение на приобретение, сбыт или ношение холодного оружия в тех местностях, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьи промыслом, нарушает принцип всеобщего равенства перед законом и судом вне зависимости от национальности и места жительства.

Правовое управление Аппарата Государственной Думы представило положительное заключение на законопроект, отметив, что внесение предлагаемых изменений в статью 222 УК РФ должно повлечь за собой внесение соответствующих изменений и в часть четвертую статьи 223 Уголовного кодекса Российской Федерации "Незаконное изготовление оружия".

На рассмотрении Думы находятся два законопроекта, внесенных депутатом А.А. Аслахановым, касающихся изменения и дополнения Уголовного кодекса дополнительными нормами о борьбе с терроризмом. В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ в целях обеспечения безопасности жизни граждан и усиления борьбы с терроризмом", внесенном депутатом Государственной Думы А.А. Аслахановым 6 ноября 2002 года, предусмотрено:

1) изменение части 1 ст. 57 Уголовного кодекса РФ, которая в настоящее время содержит определение пожизненного лишения свободы лишь в качестве альтернативы смертной казни. Вместо этого законопроектом предлагается установить порядок, при котором пожизненное лишение свободы может назначаться за совершение особо тяжких преступлений в качестве самостоятельного вида наказания, не обусловленного возможностью назначения за то же преступление смертной казни.

2) установление пожизненного лишения свободы в качестве санкции за совершение преступлений, предусмотренных ч.ч. 2 и 3 ст. 205 (терроризм), ч. 2 ст. 2051 (вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению), ч.ч. 2 и 3 ст. 206 (захват заложника), ч.ч. 2 и 3 ст. 211 УК (угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава).

В официальном отзыве Правительства РФ и заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы идея об усилении уголовной ответственности за преступления против общественной безопасности, в частности, деяния террористического характера, в целом была поддержана. Тем не менее, отмечалось, что новая редакция ч. 1 ст. 57 Уголовного кодекса РФ противоречит концепции этого кодекса, согласно которой пожизненное лишение свободы может быть назначено только как альтернатива смертной казни лишь за особо тяжкие преступления, непосредственно посягающие на жизнь. Кроме того, в отзыве и заключении указывается, что предусмотренное законопроектом включение пожизненного лишения свободы в санкции ч. 2 ст. 205, ч. 2 ст. 2051, ч. 2 ст. 206, ч.ч. 2 и 3 ст. 211 УК РФ также представляется нелогичным и неоправданным, поскольку одновременно в них сохраняется такой вид наказания, как лишение свободы на срок до 12 и до 15 лет, хотя в ч. 2 ст. 56 УК РФ в качестве максимального установлен двадцатилетний срок этого вида наказания.

10 января 2003 года депутат А.А. Аслаханов внес в Государственную Думу проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", в котором предложил дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей 2052, предусматривающей уголовную ответственность за организацию террористической организации или террористического сообщества, внести дополнение в статью 205 (предусматривающие ответственность за совершение террористических действий по найму), а статью 207 изложить в новой редакции.

В официальном отзыве Правительства РФ и заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы указано, что предлагающееся в законопроекте дополнение ч. 2 ст. 205 Уголовного кодекса РФ таким квалифицирующим признаком, как совершение террористических акций "по найму", представляется излишним, поскольку это деяние практически полностью охватывается составами преступлений, предусмотренных статьями 2051 (Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению) и 359 УК РФ (Наемничество).

Предлагаемая законопроектом редакция ст. 2052 УК, по мнению экспертов Правительства РФ, также является не совсем удачной. Как следует из названия проектной статьи 2052 и из ее диспозиции, понятия "террористическая организация" и "террористическое сообщество" не отождествляются. Между тем, согласно принятой в Уголовном кодексе Российской Федерации классификации преступных объединений (статьи 35, 210) в нем всегда используется единое понятие "преступное сообщество (преступная организация)". Кроме того, предлагаемый законопроектом подход к построению санкций статьи 2052 противоречит концепции Уголовного кодекса РФ, согласно которой пожизненное лишение свободы может быть назначено только как альтернатива смертной казни за особо тяжкие преступления, непосредственно посягающие на жизнь. Наконец, деяние, указанное в предлагаемой законопроектом редакции ст. 2052 УК РФ, целиком охватывается статьей 210 УК РФ, имеющей универсальный характер и предусматривающей уголовную ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, к которым относится и создание террористической организации либо террористического сообщества.

9. Законопроекты о внесении изменений в главу 25 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против общественной безопасности")

В проекте федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенном 16 января 2003 года Сахалинской областной Думой, предлагается дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей 2411 "Занятие проституцией", устанавливающей уголовную ответственность за вступление лица любого пола в половое сношение или иное действие сексуального характера, совершаемое вне брака с целью получения вознаграждения.

В официальном отзыве Правительства РФ по законопроекту указано, что предлагаемое дополнение не корреспондирует с положениями Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 21 марта 1950 г., в соответствии с которой уголовная ответственность может быть установлена за склонение или совращение в целях проституции других лиц, эксплуатацию проституции, а также за организацию и содержание притонов для занятия проституцией. В отзыве Правительства и заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы также отмечается, что в статье 6.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях уже предусмотрена ответственность за занятие проституцией. Таким образом, введение уголовной ответственности за указанное деяние создаст коллизию между нормами уголовного и административного законодательства.

10. Законопроекты о внесении изменений в главу 26 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Экологические преступления")

Проект федерального закона "О внесении дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", внесенный 12 ноября 2002 года депутатом Государственной Думы П.Т. Бурдуковым, устанавливает уголовную ответственность за поджог торфяников в результате неосторожного обращения с огнем или иным источником повышенной опасности. Для этого предлагается внести соответствующие дополнения в статью 254 "Порча земли" Уголовного кодекса РФ.

15 сентября 2003 года депутат П.Т. Бурдуков внес в Государственную Думу проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях". В данном законопроекте предлагается внести соответствующие дополнения в статью 260 Уголовного кодекса РФ, установив в ней ответственность не только за уничтожение и повреждение лесов, но и природных запасов торфа.

В проекте федерального закона "О внесении изменения в статью 260 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 27 июня 2003 года Костромской областной Думой, предлагается определить в качестве крупного размера ущерба, причиненного лесному фонду, ущерб, в 100 раз превышающий минимальный размер оплаты труда (а не в 200 раз, как установлено в действующей редакции ст. 260 УК РФ).

Проектом федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенном 10 октября 2000 года Советом народных депутатов Камчатской области, предлагается усилить уголовную ответственность за незаконную разработку богатств континентального шельфа или исключительной экономической зоны Российской Федерации, а также за незаконную добычу водных животных и растений, повысив размеры штрафов в санкциях норм в ст.ст. 253, 256 Уголовного кодекса РФ.

11. Законопроекты о внесении изменений в главу 29 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства")

В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", внесенном 10 апреля 2003 года депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым, предлагается дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей 2823 об ответственности за нарушение свободы совести и вероисповедания. Одновременно предлагается исключить статью 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающую ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

Объективная сторона криминализируемого деяния, согласно законопроекту, заключается в:

1) воспрепятствовании законному осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, в том числе совершению религиозных обрядов, сопряженное с угрозой насилия над личностью, а равно с уничтожением и повреждением имущества граждан, религиозных и общественных объединений или с угрозой совершения такого деяния;

2) оскорблении чувств и убеждений граждан в связи с их отношением к религии с использованием в этих целях средств массовой информации или в иной публичной форме, а равно путем разрушения или повреждения культовых зданий, сооружений, иных предметов мировоззренческой символики, памятников, захоронений, нанесения на них оскорбительных надписей и изображений.

Правительство РФ и Правовое управление представили отрицательные заключения на законопроект. Так, в официальном отзыве Правительства РФ и экспертном заключении Правового управления отмечается, что уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания уже установлена статьей 148 Уголовного кодекса Российской Федерации. За отдельные действия, перечисленные в диспозиции предлагаемой в проекте нормы, возможна ответственность и по статье 282 Кодекса (возбуждение национальной, расовой ненависти или вражды). Кроме того, возможные преступные действия в отношении верующих и культовых учреждений в настоящее время охватываются другими составами преступлений, например, таких как: убийство, причинение вреда здоровью, оскорбление, нарушение равенства прав и свобод человека, уничтожение или повреждение имущества, вандализм, уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, организация экстремистского сообщества, злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий (соответственно статьи 105, 111, 112, 130, 136, 167, 214, 243, 2821, 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации). В необходимых случаях возможна квалификация содеянного по совокупности преступлений.

Проектом федерального закона "О дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 2811", внесенным 11 апреля 2002 года депутатами Государственной Думы С.Н. Шишкаревым и Д.О. Рогозиным, устанавливается уголовная ответственность за "незаконное отчуждение должностным лицом части территории Российской Федерации иностранному государству". В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы отмечается, что в современных условиях вряд ли вообще реальна ситуация, когда часть территории Российской Федерации может быть передана иностранному государству отдельным должностным лицом (пусть даже весьма высокого ранга) без заключения и ратификации соответствующего международного договора.

12. Законопроекты о внесении изменений в главу 30 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления")

В проекте федерального закона "О внесении изменения в примечание первое к статье 285 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 9 декабря 2002 года депутатом Государственной Думы А.А. Аслахановым, предлагается распространить понятие должностного лица, установленное в ст. 285 УК РФ, на весь Уголовный кодекс.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что распространение определения должностного лица только на главу 30 Кодекса "Преступления против государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления" не является обоснованным, так как понятие должностного лица широко используется и в ст. ст. 140, 149, 169, 170, 188 и др., помещенных в другие главы УК РФ. А поскольку в силу ч. 2 ст. 3 Уголовного кодекса РФ применение уголовного закона по аналогии не допускается, то определение понятия должностного лица, содержащееся в примечании первом к статье 285 УК РФ, не может быть в бесспорном порядке использовано при решении вопросов уголовного преследования по названным выше статьям.

В заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы по данному законопроекту высказано замечание, что предложенное автором проекта изменение нарушит структуру Кодекса, поскольку должностное лицо, как субъект преступления, впервые в Кодексе упоминается в статье 140 "Отказ в предоставлении гражданину информации". Соответственно и определение должностного лица целесообразно дать, по мнению экспертов Правового управления, либо в примечании к ст. 140, либо отдельной статьей Общей части Уголовного кодекса РФ.

13. Законопроекты о внесении изменений в главу 32 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против порядка управления")

Проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" был внесен 23 апреля 2003 года депутатом Государственной Думы В.В. Гребенниковым. Данным законопроектом предлагается включить в Уголовный кодекс ст. 3221, устанавливающую ответственность за создание организованной группы в целях незаконной миграции иностранных граждан или лиц без гражданства через государственную границу Российской Федерации либо обеспечения их незаконного пребывания на территории Российской Федерации, а равно руководство такой группой и участие в ее деятельности, а также ст. 3222, устанавливающую ответственность за злостное нарушение законодательства Российской Федерации в области защиты государственной границы Российской Федерации и обеспечения режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации.

Из пояснительной записки к законопроекту следует, что законопроект направлен на ограничение потока нелегальных мигрантов в нашу страну. В ней также отмечается, что такие меры полностью соответствуют международной практике. Так, согласно пункту "с" части 2 статьи 6 Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности, государства-участники берут на себя обязательство криминализировать организацию других лиц или руководство ими с целью незаконного ввоза мигрантов.

В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", внесенном 6 марта 2003 года депутатами Государственной Думы А.И. Николаевым, Ю.Н. Родионовым, Э.А. Воробьевым, Н.М. Безбородовым и Д.Ф. Солдаткиным, предлагается выделить в отдельную статью 3281 вопросы, связанные с уклонением от прохождения альтернативной гражданской службы. Соответственно, ч. 2 ст. 328 Уголовного кодекса предлагается исключить. По мнению авторов законопроекта, совмещение в статье 328 Уголовного кодекса РФ "Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы" различных по своей правовой природе понятий "призыва на военную службу" и "прохождения альтернативной гражданской службы" является необоснованным.

В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в статью 326 Уголовного кодекса Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", внесенном 7 июня 2002 года депутатами Государственной Думы А.В. Скочем, В.А. Буткеевым, Я.М. Швыряевым, П.Б. Шелищем, З.А. Муцоевым, В.Д. Гребенюком и И.А. Ждакаевым, устанавливается уголовная ответственность не только за сбыт, но и за эксплуатацию транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком. В этой связи проектом исключается ч. 3 ст. 12.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ("Управление транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков"), предусматривающая ответственность за установку на транспортное средство заведомо подложных государственных регистрационных знаков, а также управление таким транспортным средством. Также законопроект предусматривает увеличение санкций в ч. 1 и 2 ст. 326 УК РФ и дополняет статью 326 частью 3, в котором устанавливает уголовную ответственность за деяние, предусмотренное в диспозициях ч. ч. 1 и 2 ст. 326, совершенное с использованием служебного положения.

В заключении Правового управления Государственной Думы указано, что идентификационный номер (VIN) может быть только у самого транспортного средства, а у его составных частей – кузова, двигателя, шасси имеется просто номер, в связи с чем в проектной редакции статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации в той части диспозиции, где говорится о сбыте кузова, шасси, двигателя, слово "идентификационный" предлагается исключить.

В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенном 23 марта 2001 года депутатом Государственной Думы С.Н. Апатенко, предлагается установить уголовную ответственность за надругательство над Государственным гимном Российской Федерации. В заключениях Комитета по законодательству и Правового управления Государственной Думы по данному законопроекту указано, что по своему характеру данное преступление может быть выражено только в активных действиях, и поэтому следует предельно четко формулировать те действия, которые можно квалифицировать как надругательство над Государственным гимном, поскольку этот символ государства не имеет овеществленной формы. В связи с этим, по мнению Правового управления, законопроект целесообразно было бы изложить в следующей редакции: "Надругательство над Государственным гимном Российской Федерации путем умышленного искажения музыкальной редакции или текста Государственного гимна Российской Федерации при его публичном исполнении либо опубликовании в средствах массовой информации…".

14. Законопроекты о внесении изменений в главу 33 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Преступления против военной службы")

В проекте федерального закона "О внесении изменения в статью 331 Уголовного кодекса Российской Федерации", внесенном 26 апреля 2002 года депутатами Государственной Думы С.А. Поповым и А.Г. Арбатовым, предлагается расширить круг субъектов воинских преступлений, заменив в ч. 1 ст. 331 УК РФ слова "в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации" словами "в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях и федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба".

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" (статья 2) военная служба предусмотрена не только в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях, но и в других органах (в Службе внешней разведки, в органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации, в органах Федеральной пограничной службы Российской Федерации, в федеральных органах правительственной связи и информации, в федеральных органах государственной охраны, в федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации). Таким образом, по мнению авторов законопроекта, Уголовный кодекс необоснованно сужает круг субъектов воинских преступлений, фактически освобождая от уголовной ответственности за преступления против военной службы военнослужащих, проходящих военную службу в органах ФСБ, внешней разведки, ФАПСИ, ФПС, федеральных органах государственной охраны, в органах обеспечения мобилизационной подготовки.

Комитет по законодательству полагает, что принятие данного законопроекта восполнит пробел, существующий в уголовном законодательстве, и логически завершит круг субъектов состава преступления, предусмотренного статьей 331 УК России. Правовое управление Аппарата Государственной Думы в заключении по законопроекту не высказало замечаний принципиального характера.

К одним из наиболее значительных законопроектов, направленных на совершенствование военно-уголовного законодательства, относится проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенный 19 сентября 2001 года депутатами Государственной Думы Н.М. Безбородовым, В.Н. Волковым, В.В. Чайкой и В.Ф. Дорогиным. Как в пояснительной записке к законопроекту, так и в заключении Комитета Государственной Думы по обороне на данный законопроект отмечается высокая актуальность совершенствования военно-уголовного законодательства, которое является одним из приоритетов уголовно-правовой политики страны.

Среди основных изменений, вносимых данным законопроектом, необходимо отметить следующие:

1) дополнение статьи 50 положением о том, что к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, исправительные работы не применяются;

2) дополнение статьи 55 частью 3 следующего содержания: "К осужденным военнослужащим, признанным негодными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья, либо в отношении которых установлены иные обстоятельства, освобождающие их от военной службы, содержание в дисциплинарной воинской части не применяется";

3) дополнение главы 30 УК РФ статьями 3281 ("Уклонение от призыва по мобилизации"), 3282 ("Уклонение от военных сборов и нарушение правил воинского учета") и 3283 ("Уклонение при мобилизации или в военное время от выполнения повинностей либо уплаты налогов").

К недостатку проектных статей 3281–3283, по мнению экспертов Правового управления Аппарата Государственной Думы, относится установление в ст. 3282 уголовной ответственности за повторное совершение аналогичного административного правонарушения (административная преюдиция), что не допускается действующим УК РФ. Кроме того, из ст. 3283 неясно, о каких "повинностях" и "налогах", подлежащих выполнению и уплате в военное время, идет речь. На практике, по мнению Правового управления, это предоставит судебно-следственным органам возможность самостоятельно трактовать содержание понятия "выполнение повинности в военное время". Уклонение от уплаты налогов в военное время могло бы явиться квалифицирующим признаком для статей 198 и 199 УК РФ и соответствующие дополнения могли бы быть внесены в эти статьи.

4) ужесточение санкций по многим воинским преступлениям вплоть до смертной казни. В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что таким образом исправляется несогласованность и научая необоснованность в УК многих санкций в статьях о воинских насильственных преступлениях в их соотношении с санкциями норм о преступлениях против личности. К примеру, отмечают авторы законопроекта, двуобъектные статьи 333, 334 (насильственные действия в отношении начальника) и 335 (нарушение уставных правил взаимоотношений), содержащие специальные нормы, включают в себя объем насилия вплоть до умышленного причинения тяжкого вреда здоровью военнослужащего в связи с выполнением или во время выполнения им обязанностей военной службы. При этом максимальной санкцией по статьям 333 и 334 является лишение свободы на срок до 8 лет; по ст. 335 – до 10 лет. В то же время общие, однообъектные нормы, содержащиеся в ст. 111 УК, предусматривают гораздо более жесткие санкции.

В связи с этим санкции целого ряда проектных вариантов статей Уголовного кодекса РФ (в частности, ч. 3 ст. 333, ч. 3 ст. 334, ч. 4 ст. 335, ч. 3 ст. 343, ч. 3 ст. 3521, 3525 и 35210) предусматривают исключительную меру наказания в виде смертной казни.

Согласно заключению Правового управления Аппарата Государственной Думы, это противоречит части второй статьи 20 Конституции Российской Федерации и статье 59 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым данный вид наказания может устанавливаться только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь.

Также вызывают замечания статьи законопроекта, в которых устанавливается ответственность за преступления, совершенные по неосторожности. Так, в санкциях ряда статей законопроекта за преступления, совершенные по неосторожности, предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до пятнадцати и до двадцати лет, что не соответствует статье 15 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ), согласно которой неосторожные преступления к категории тяжких и особо тяжких преступлений не относятся и указанными сроками лишения свободы наказываться не могут.

5) внесение в Уголовный кодекс новой редакции Раздела IX Уголовного кодекса РФ "Преступления против военной службы". Новая редакция предусматривает дополнение главы 33 УК РФ статями 3521 ("Злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий или невыполнение должностных обязанностей"), 3522 ("Халатное отношение к службе"), 3523 ("Разглашение сведений военного характера"), 3524 ("Утрата документов, содержащих военную тайну"), 3525 ("Сдача или оставление противнику средств ведения войны"), 3526 ("Самовольное оставление поля сражения или отказ действовать оружием"), 3527 ("Добровольная сдача в плен"), 3528 ("Преступные действия военнослужащего, находящегося в плену"), 3529 ("Мародерство"), 35210 ("Насилие над населением в районе военных действий"), 35211 ("Дурное обращение с военнопленными"), 35212 ("Незаконное ношение знаков Красного Креста и Красного Полумесяца и злоупотребление ими").

Многие из предлагаемых изменений являются в достаточной мере обоснованными. Так, в действующем Уголовном кодексе декриминализированы такие воинские преступления, как мародерство, насилие над населением в районе военных действий, дурное обращение с военнопленными и иные деяния, что призван исправить, в том числе и с учетом запросов практики, данный законопроект.

Но, с другой стороны, в законопроекте содержится и значительное количество юридико-технических недоработок. Так, согласно заключению Правового управления Аппарата Государственной Думы РФ, диспозиция предлагаемой к дополнению Кодекса статьи 3521 полностью охватывается статьями 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации. Примечание 1 к статье 285 УК РФ относит к должностным лицам военнослужащих, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющих функции представителя власти либо выполняющих организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Такая же конкуренция норм возникнет и в случае дополнения Кодекса статьей 3522, но уже со статьей 293 УК РФ "Халатность". Возражение Правового управления вызвали также проектные статьи 3523 и 3524 – в первую очередь в связи с употреблением в них понятия "сведения военного характера, не отнесенные к государственной тайне и не подлежащие оглашению", а также статья 3527 за применение в них таких характеристик субъективной стороны преступления, как "трусость" и "малодушие".

15. Законопроект, предусматривающий дополнение Уголовного кодекса новым разделом

Проектом федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации", внесенным 22 января 2003 года депутатами Государственной Думы С.П. Шашуриным и В.И. Шандыбиным, предлагается включить в Уголовный кодекс Российской Федерации раздел XIII "Дополнительные неотложные меры по повышению ответственности должностных лиц за сокрытие экономических преступлений и непринятие действий в соответствии с законодательством по взысканию материального ущерба от экономических преступлений". В проектной статье 361 предлагается установить, что должностные лица органов МВД, прокуратуры и судебных органов Российской Федерации, не предпринявшие в соответствии с законодательством Российской Федерации действий по взысканию материального ущерба от экономического преступления, которое нанесло ущерб государству, юридическим и физическим лицам, приравниваются к соучастникам преступления. В проектной статье 362 содержится норма следующего содержания: "Ответственность приравниваемых к соучастникам преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в сокрытии экономического преступления или непринятии должностных действий по взысканию материального ущерба, нанесенного экономическим преступлением, а также от суммы материального ущерба".

Аналогичные законодательные инициативы уже дважды предлагались к реализации в виде проектов федеральных законов "Об усилении ответственности должностных лиц за непринятие надлежащих мер по взысканию ущерба от экономических преступлений" и "О неотложных дополнительных мерах по усилению ответственности должностных лиц за непринятие надлежащих мер по взысканию ущерба от экономических преступлений". Однако оба указанных законопроекта при их рассмотрении Государственной Думой в первом чтении были отклонены.

Правовое управление Аппарата Государственной Думы представило отрицательное заключение на законопроект. В заключении указано, что институт соучастия в преступлении достаточно полно и всесторонне регламентирован в главе 7 Общей части УК РФ и какая-либо его корректировка применительно к должностным лицам "органов МВД, прокуратуры и судебных органов Российской Федерации" не является необходимостью. Кроме того, действующая в настоящее время редакция УК РФ содержит исчерпывающие правовые основания для правильной квалификации действий должностных лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, в том числе и в случаях, предусмотренных в рассматриваемом законопроекте. В частности, в ст. 285 УК РФ "Злоупотребление должностными полномочиями" установлена уголовная ответственность за "использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства". Данный состав преступления полностью охватывает такое сформулированное в законопроекте деяние, как "сокрытие экономического преступления", в связи с чем в какой-либо дополнительной криминализации это деяние не нуждается. Такое предусмотренное в законопроекте деяние, как "непринятие действий по взысканию материального ущерба от экономического преступления", вполне беспрепятственно может быть квалифицировано по статье 293 УК РФ "Халатность". В случае же доказанности умышленного совершения перечисленных деяний в сговоре с лицами, совершившими соответствующее экономическое преступление, действия должностных лиц, перечисленных в законопроекте, должны квалифицироваться по правилам, которые установлены в статьях 33 и 34 УК РФ.


Обзор подготовлен Фондом развития парламентаризма в России в ноябре 2003 г.


   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin