Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

Таблица предлагаемых изменений в действующий ГК
Пояснительная записка
Официальный отзыв Правительства
Заключение Правового управления Аппарата ГД

Экспертные заключения
Ваше мнение о законопроекте

Проект федерального закона
"О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации" (по вопросу определений добросовестности и разумности)

№ 316669-3, вносится депутатами Государственной Думы П.Т. Бурдуковым и В.И. Илюхиным

(внесен 09.04.2003, отклонен ГД 11.02.2004)

Статья 1.

Внести в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 32, ст. 3301) следующие изменения:

1. Статью 10 изложить в следующей редакции:

"Статья 10. Добросовестность и разумность

Добросовестным является лицо, действующее без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускающее легкомыслия (самонадеянности) или небрежности по отношению к возможному причинению вреда. Добросовестность и недобросовестность имеют правовое значение в специально указанных в законе случаях и влекут предусмотренные законом последствия. Добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.
Разумными являются действия, которые совершил бы в конкретной ситуации человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. В тех случаях, когда законом или договором осуществление прав или исполнение обязанностей обусловлено требованием разумности, разумность действий предполагается, если иное не предусмотрено в законе.".

2. Пункт 3 статьи 53 изложить в следующей редакции:
"3. Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу, за исключением случаев их причинения разумными действиями в интересах юридического лица. В случае спора соответствие действий интересам юридического лица должно быть доказано совершившим эти действия лицом. Разумность действий, совершенных в интересах юридического лица, предполагается, пока не доказано иное".

Статья 2.

Предложить Президенту Российской Федерации и поручить Правительству Российской Федерации привести свои нормативные правовые акты в соответствие с настоящим Федеральным законом.

Статья 3.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.


Президент Российской Федерации


Таблица предлагаемых изменений в действующий ГК

Статья в действующем законе Предлагаемые изменения (выделены красным)

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

3. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Статья 10. Добросовестность и разумность

Добросовестным является лицо, действующее без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускающее легкомыслия (самонадеянности) или небрежности по отношению к возможному причинению вреда. Добросовестность и недобросовестность имеют правовое значение в специально указанных в законе случаях и влекут предусмотренные законом последствия. Добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.
Разумными являются действия, которые совершил бы в конкретной ситуации человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. В тех случаях, когда законом или договором осуществление прав или исполнение обязанностей обусловлено требованием разумности, разумность действий предполагается, если иное не предусмотрено в законе.

Статья 53. Органы юридического лица

1. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.
Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами.

2. В предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников.

3. Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Статья 53. Органы юридического лица

1. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.
Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами.

2. В предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников.

3. Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу, за исключением случаев их причинения разумными действиями в интересах юридического лица. В случае спора соответствие действий интересам юридического лица должно быть доказано совершившим эти действия лицом. Разумность действий, совершенных в интересах юридического лица, предполагается, пока не доказано иное.




Пояснительная записка к проекту федерального закона "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации" (по вопросу определений добросовестности и разумности)

Возможности развития российской экономики, обеспеченные девальвацией рубля, к настоящему моменту практически исчерпаны. К сожалению, за истекшее с 1998 г. время в стране не были осуществлены кардинальные преобразования, которые сделали бы ее более привлекательной для капиталовложений. Поэтому, несмотря на имеющий место в последние годы рост инвестиций в экономику России, их размер даже по сравнению со странами Восточной Европы невелик. Прямые же инвестиции устойчиво сокращаются. Причем в отечественные предприятия не спешат вкладывать средства не только иностранные, но и российские предприниматели – из страны продолжает ежемесячно утекать около двух млрд. долларов.

Основной причиной такого положения является, во-первых, недоверие потенциальных инвесторов к менеджерам российских компаний, часто действующим в личных целях в ущерб интересам управляемых предприятий и акционеров (и их фактическая безнаказанность за эти действия), а во-вторых, неуверенность инвесторов в стабильности российского правопорядка, ослабляемого произволом чиновников. Обе эти причины однородны; они представляют собой злоупотребления управленческими полномочиями: в первом случае – частными, во втором – публичными.

Во времена Советского Союза административный контроль государства в сочетании с социалистической моралью сдерживали злоупотребления должностными полномочиями государственных служащих, каковыми являлись и руководители хозяйствующих субъектов. После упразднения социалистической системы эти ограничители исчезли, а предпринимательская этика и ясное частноправовое регулирование, которые должны прийти им на смену, еще не сложились.

Многие сегодняшние управляющие российских компаний стараются получить выгоду путем обхода закона и злоупотребления доверием акционеров. С такой практикой государство пытается бороться закрывая "бреши" в законодательстве. Не так давно были внесены поправки в закон Об акционерных обществах, защищающие права акционеров. Подобными мерами, однако, данную проблему не решить, потому что исчерпывающим образом регламентировать полномочия управляющих нельзя в принципе, тем более это невозможно в обществе, в котором крайне ослаблено нравственное осуждение злоупотреблений.

Недавно был принят Кодекс корпоративного поведения. Это несомненно полезный документ, нацеленный на становление моральных правил предпринимательства, однако он также не даст ожидаемого эффекта. Во-первых, – это акт рекомендательного характера, а во-вторых, он лишь детализирует внутри корпоративные отношения, продолжая Гражданский кодекс, закон Об акционерных обществах и другие правовые акты, принципиально не отличаясь от них.

На данном этапе развития российского общества более необходимым является не подробная регламентация поведения управляющих, а законодательное установление их обязанности действовать разумно в интересах своих предприятий (бенефициаров), подкрепленное научно-обоснованным разъяснением этого предписания высшими судебными органами. И российский законодатель пришел к правильной по сути формулировке нормы, устанавливающей пределы управленческих полномочий: ст. 53 ГК РФ предписывает управляющему действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно. Однако лаконичность этой нормы и отсутствие ее системного доктринального и легального толкований делают ее практически не работающей.

Недостаточная эффективность правового регулирования деятельности российских управляющих в значительной степени обусловлена тем, что до последнего времени отсутствовали систематизированные научные знания о природе и сущности злоупотреблений субъективными правами. Сегодня такое учение существует – это теория целевых прав-обязанностей, которая раскрывает содержание и показывает соотношение требований не злоупотребления полномочиями, разумности и добросовестности.

Наиболее полно данная теория изложена в монографии: Емельянов В.И. "Разумность, добросовестность, не злоупотребление гражданскими правами", М.: "Лекс-Книга", 2002 г. Кроме того, отдельные ее положения приводятся в следующих публикациях:
1. Емельянов В.И. Пределы осуществления гражданских прав // Российская юстиция. 1999. № 6.
2. Емельянов В.И. Запрет злоупотребления гражданскими правами // Законность. 1999. № 11.
3. Емельянов В.И. Понятие злоупотребления гражданскими правами // Законность. 2000. № 11.
4. Емельянов В.И. Всегда ли возникает обязанность возмещения причиненного вреда? //Российская юстиция. 2001. № 1.
5. Емельянов В.И. Юридическая сущность доброй совести // эж-Юрист. 2002. № 18.
6. Емельянов В.И. Директор: власть без границ? // эж-Юрист. 2002. № 25.
7. Емельянов В.И. Понятие "разумность" в гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. № 10.
8. Емельянов В.И. Пределы полномочий органа юридического лица // Российская юстиция. 2003. № 1.

Управленческие полномочия ограничиваются целевым предписанием, которое запрещает руководителю совершать умышленные действия вопреки интересам организации. Однако, не нарушая целевого предписания, управляющий может действовать "в правильных целях" настолько неэффективно (по причине лени, склонности к неоправданному риску или из-за недостатка опыта и знаний), что это не только не принесет бенефициару (организации) ожидаемых им благ, но и повлечет для него убытки. Запрет таких действий устанавливается посредством предписания осуществлять полномочия разумно, то есть не хуже, чем это делал бы в конкретной ситуации средний добросовестный управляющий.

Именно об этих границах полномочий органа юридического лица говорится в ст. 53 ГК РФ. Однако содержащееся в ней правило необходимо сделать более четкими и понятными, используя положения теории целевых прав-обязанностей. Прежде всего, в ГК РФ должно быть дано определение разумности в том виде, в котором оно сформулировано выше. Кроме того, в ст. 53 ГК РФ следует закрепить правило о распределении бремени доказывания злоупотребления или не злоупотребления полномочиями, а также разумности или неразумности осуществления полномочий.

В силу имеющей место в гражданском праве России презумпции вины, управляющий, причинивший вред своей организации в процессе осуществления управленческих функций, должен предполагаться злоупотребившим полномочиями пока не опровергнет это. Неразумность же действий управляющего должен доказывать тот, кто выдвигает против него такие обвинения.

При наличии в законе таких норм механизм ответственности управляющих за нарушение границ их полномочий станет более понятным для них самих, для инвесторов, а также для правоприменительных органов. Предлагаемые изменения закона и научно обоснованное разъяснение методики их применения будут стимулировать менеджеров к сотрудничеству с акционерами и более эффективному осуществлению своих функций. А гражданско-правовая ответственность недобросовестных и некомпетентных директоров предприятий станет реальностью.

Обеспечение действенности механизма гражданско-правовой ответственности управляющих очень важно потому, что сегодня акционеры склонны привлекать их именно к гражданской, а не к уголовной ответственности. Это происходит, во-первых, из-за вполне объяснимого нежелания акционеров раскрывать перед следственными органами внутренние дела своих компаний.

Во-вторых, ст. 201 УК РФ "Злоупотребление полномочиями", является составом частного обвинения, то есть уголовная ответственность управляющего возможна лишь по воле управляемой им организации, вопреки интересам которой он действует, а не по инициативе акционеров. А так как права и обязанности организации осуществляет управляющий, то для привлечения его к ответственности необходимо, чтобы он от имени юридического лица потребовал уголовного преследования самого себя как директора предприятия.

В-третьих, в уголовном процессе существует презумпция невиновности и следовательно – презумпция не злоупотребления полномочиями. Поэтому сторона обвинения должна доказывать, что управляющий действовал вопреки интересам юридического лица, а доказать это очень непросто. В институте гражданско-правовой ответственности, напротив, имеет место презумпция виновности, а значит – презумпция злоупотребления: управляющий в случае предъявления к нему иска о возмещении вреда, причиненного компании, должен доказывать (желая избежать ответственности), что его действия были совершены в интересах организации.

Кроме того, если обвиняющая сторона приводит доказательства того, что управляющий совершил сделку на условиях значительно хуже рыночных (т.е. неразумных), управляющий, для исключения его ответственности, должен доказывать разумность своих действий.

В странах Запада к предлагаемому нами механизму ответственности управляющих пришли без создания целостной правовой теории – в результате эволюции гражданского права и правоприменительной практики. В англо-американской правовой науке существует доктрина фидуциарных прав, которая выполняет те же функции что и теория целевых прав-обязанностей, отличаясь от последней меньшей систематизированностью. Например, в Англии на этой доктрине базируется практика судебной экспертизы деятельности арбитражных управляющих с точки зрения ее соответствия требованиям добросовестности и разумности.

В странах континентального права основные правила предлагаемого нами подхода к оценке реализации управленческих полномочий закреплены в законах. Так, в Германии согласно Закону об акционерных обществах 1965 г. управляющие, в случае предъявления к ним иска о возмещении вреда, обязаны доказывать, что их действия были "порядочными и добросовестными". Несмотря на отсутствие в немецкой юридической науке ясно сформулированной теории целевых прав-обязанностей данное правило реализуется достаточно эффективно, так как оно подкрепляется деловой этикой и правовой культурой. В России же в условиях существенного ослабления морали и низкого уровня правовой культуры этот механизм без объясняющей его теории не работает, несмотря на наличие в законодательстве правильной и нужной нормы (ст. 53 ГК РФ).

В Восточной Европе, а тем более в странах СНГ и в России пока еще идет становление рыночного гражданского права и практики его применения. Этика ведения бизнеса находится в зачаточном состоянии. Поэтому очень важным является установление ясной юридической регламентации порядка оценки действий управляющих с точки зрения их правомерности, а также четкого толкования этого порядка верховными судебными органами и учеными-юристами. Базироваться же эти две основные составляющие повышения культуры корпоративного управления должны на стройной системе научных знаний, каковой является теория целевых прав-обязанностей.

Обычным для России является вывод директорами активов управляемых ими предприятий посредством совершения сделок со своими аффилированными структурами. Подобные действия имеют место в любой стране мира; полностью искоренить эту практику крайне сложно, так как незначительное отклонение от средней цены сделки может находиться в разумных, допустимых условиями рынка пределах. Однако в нашей стране управляющие нередко совершают сделки, "юридическая" цена которых отличается от рыночной цены передаваемого имущества, товаров или услуг в несколько раз. Если подходить к оценке таких действий, используя предлагаемые нами гражданско-правовые средства, то менеджеров, действующих таким образом, даже если им удастся доказать отсутствие умысла причинить вред организации, можно привлекать к гражданско-правовой ответственности, взыскивая с них материальный ущерб, наступивший в результате их неразумных (некомпетентных) действий.

Важным с точки зрения укрепления правопорядка результатом создания теории целевых прав-обязанностей является доказательство научной несостоятельности и практической вредности запрета злоупотребления гражданскими правами, закрепленного сегодня в ст. 10 ГК РФ.

Одним из видов злоупотреблений публичными полномочиями являются судейские злоупотребления, привлечение к ответственности за которые в России в настоящее время практически отсутствует. С принятием ГК РФ возможность произвольных судебных решений, противоречащих правовым нормам, практически легализована ст. 10 ГК РФ, которая, не определяя того, что есть злоупотребление гражданскими правами, предоставляет судам право отказывать в защите гражданских прав в случае злоупотребления ими. Таким образом ст. 10 ПС РФ вместо ограничения злоупотреблений способствует их совершению судебными органами. К сожалению, сегодня мы наблюдаем возрастание масштабов использования ст. 10 ГК РФ. При этом любое судебное решение, вынесенное на основании ст. 10 ГК РФ, не выдерживает критики.

Россия, в отличие от других стран, уже имеет негативный опыт введения запрета злоупотребления гражданскими правами без указания его признаков. Такой запрет в советское время был закреплен в ст. 1 ГК РСФСР 1922 г., а затем в аналогичных ей статьях ГК РСФСР 1964 г., Основ гражданского законодательства СССР 1961 г. и Основ гражданского законодательства СССР и республик 1991 г.

Статья 1 ГК РСФСР 1922 г. гласила: "Гражданские права охраняются законом, за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социально-хозяйственным назначением". Данная норма не давала точного определения того, что следовало считать злоупотреблением гражданским правом, каковы признаки действий, осуществляемых в противоречии с их социально-хозяйственным назначением. Тем не менее запрет злоупотребления гражданскими правами, установленный ст. 1 ГК РСФСР 1922 г. был более определенным чем содержащийся сегодня в ст. 10 ГК РФ: в нем было указание на обязательную направленность действий по осуществлению прав. Однако, несмотря на это, попытка установить признаки злоупотребления гражданскими правами в ходе практического применения судами ст. 1 ГК РСФСР 1922 г. закончилась неудачей.

Через десять лет после введения в действие ГК РСФСР 1922 г. Верховный Суд был вынужден рекомендовать судам воздерживаться от применения ст. 1 при рассмотрении дел по существу. С середины 30-х годов ст. 1 ГК РСФСР 1922 г. и аналогичные ей статьи последующего советского законодательства практически не применялись. Так завершился неудачный эксперимент по запрету злоупотребления гражданскими правами, в ходе которого было вынесено множество юридически необоснованных и несправедливых решений, принимая которые суды исходили из безусловного и зачастую неоправданного приоритета публичных интересов над частными.

Чтобы не допустить повторения Россией собственного негативного опыта, ст. 10 ГК РФ в ее действующей редакции должна быть исключена из закона. Это ограничит неоправданно широкое судейское усмотрение, нередко переходящее в произвол, и станет вкладом в проводимую сегодня судебную реформу, одной из целей которой является повышение ответственности судов за обоснованность принимаемых решений.

Результатом предлагаемых нами изменений законодательства и направления практики их применения станет повышение прибыльности российских предприятий и, как следствие этого – рост их капитализации, сильно заниженной сегодня в результате негативного действия фактора безответственности частных и публичных управляющих. Особенно полезен описанный выше механизм будет для активных миноритарных акционеров, которые получат действенный инструмент привлечения к ответственности менеджеров предприятий.


Официальный отзыв Правительства на проект федерального закона № 316669-3 "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации" (по вопросу определений добросовестности и разумности)

В Правительстве Российской Федерации рассмотрен проект федерального закона.

Проект направлен на повышение, во-первых, "ответственности судов за обоснованность принимаемых решений" и, во-вторых, "прибыльности российских предприятий, заниженной сегодня в результате негативного действия фактора безответственности частных и публичных управляющих".

Полагаем, что достижение поставленных целей путем внесения предлагаемых изменений и дополнений представляется не столь очевидным по следующим основаниям.

Статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) содержит положения о недопущении гражданами и юридическими лицами действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, и запрещающие злоупотребление своими правами, ведущее к нарушению прав и интересов других лиц, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке в целях ограничения конкуренции. При этом нормы статьи 10 Кодекса закрепляют презумцию добросовестности и разумности действий участников гражданских правоотношений.

Между тем считаем необходимым отметить, что проект (пункт 1 статьи 1, предусматривающий новую редакцию статьи 10 Кодекса), фактически внося изменения и дополнения в пункт 3 статьи 10 Кодекса и определяя понятия "добросовестное лицо" и "разумные действия", исключает положения пунктов 1 и 2 данной статьи Кодекса и не содержит каких-либо правовых норм. При этом предлагаемые понятия "легкомыслие", "человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта" сами по себе требуют пояснений и конкретизации в процессе применения Кодекса судом.

Пунктом 2 статьи 1 проекта предлагается в пункте 3 статьи 53 Кодекса определить, что "в случае спора соответствие действий интересам юридического лица должно быть доказано совершившим эти действия лицом. Разумность действий, совершенных в интересах юридического лица, предполагается, пока не доказано иное".

Названные положения вытекают из статьи 53 Кодекса и, на наш взгляд, в большей мере относятся к предмету правового регулирования гражданского процессуального законодательства, а не Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным Правительство Российской Федерации не поддерживает данный законопроект.

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации
Министр финансов Российской Федерации А. Кудрин



Заключение Правового управления Аппарата Государственной Думы по проекту федерального закона № 316669-3 "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации" (по вопросу определений добросовестности и разумности)

Законопроектом предлагается исключить из статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) положения, которые содержат принципиальный запрет осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах и изложить данную статью ГК РФ в новой редакции с наименованием "Добросовестность и разумность".

Из текста пояснительной записки следует, что статья 10 ГК РФ в действующей редакции, предоставляя судам право отказывать в защите гражданских прав в случае злоупотребления ими, предоставляет широкий простор для судейского усмотрения, что способствует судейским злоупотреблениям.

В этой связи необходимо отметить, что пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда от 1 июля 1996 года № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" предусматривает, что при разрешении споров следует иметь в виду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий истца как злоупотребление правом.

Таким образом, при установлении истинности суд исследует все доказательства исходя из конкретных обстоятельств дела, что дает право суду опираться на принципы разумности и справедливости.

Пункт 3 статьи 10 ГК РФ содержит презумпцию добросовестности и разумности действий участников гражданских правоотношений, если закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Помещение этого правила в статью 10 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что в соответствующих случаях недобросовестность и неразумность действий участников гражданских правоотношений приравнены к злоупотреблению правом.

Положения о недопустимости злоупотребления правом содержатся и в ряде норм действующего российского законодательства. Так, например, в соответствии с пунктом 2 статьи 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Статьи 48, 54, 77, 158, 165 Таможенного кодекса РФ предусматривают возможность приостановления действия лицензий соответственно: владельца таможенного склада, владельца магазина беспошлинной торговли, владельца свободного склада, таможенного брокера и таможенного перевозчика при наличии достаточных оснований полагать, что они злоупотребляют своими правами. Согласно пункту 4 статьи 17 Федерального закона "О финансово-промышленных группах", предусматривающей контроль за деятельностью финансово-промышленной группы, по итогам годового или текущего отчета финансово-промышленной группы полномочный государственный орган обязан принять меры в случаях обнаружения в частности злоупотребления предоставленными правами и мерами поддержки. Признаки доминирующего положения на рынке, перечень действий признаваемых злоупотреблением доминирующим положением на рынке содержатся в разделе II Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Проектом предлагается дать определение добросовестности и разумности действий участников гражданских правоотношений. При этом используется, например, такое понятие как "человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта". Данные категории являются оценочными. При применении данных положений проекта суду при установлении наличия или отсутствия добросовестности и разумности в действиях граждан или юридических лиц потребуется дополнительное пояснение и анализ конкретных обстоятельств дела в каждом конкретном случае, что не может решить проблемы судейского усмотрения, о которой говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Необходимо также отметить, что принцип недопущения злоупотребления гражданским правом известен не только нашей правовой системе, но также Германии, Швейцарии, Греции и ряду других стран. Так, например, Германское гражданское уложение от 18 августа 1896 года не допускает осуществления права исключительно с целью причинения вреда другому лицу (§ 226). В связи с изложенным, представляется, что концепция законопроекта нуждается в дополнительном обсуждении.

Заместитель начальника Управления Н.Д. Шевченко



Ваше мнение о законопроекте

По поводу категорий разумности и добросовестности в гражданском праве2003-08-08 15:48:28
Не секрет, что статья 10 ГК в действующей редакции может использоваться в качестве базы для различных злоупотреблений. Однако предлагаемые изменения, мягко скажем, не отличаются ни продуманностью, ни приемлемым уровнем юридической техники. При написании законопроектов вообще-то неплохо использовать такой критерий оценки текста, как формальная определенность - текст закона должен быть ясным, чтобы было понятно, как его следует толковать и применять, чтобы из этого текста можно было выделить норму права. Однако из приведенного законопроекта совершенно непонятно, как определить "конкретную ситуацию" или "средний уровень интеллекта или жизненного опыта". Кроме того, имеются логические противоречия - например, установлена доказательственная презумпция по обоснованию соответствия действий руководителя интересам юридического лица с возложением бремени доказывания на самого руководителя, а в следующем же предложении сказано, что разумность действий в интересах юридического лица предполагается, пока не доказано иное. Иными словами, при предполагаемой разумности своих действий в случае спора получается, что руководитель должен доказывать их соответствие интересам юридического лица? Кроме того, действия предполагаются разумными, но могут при этом не соответствовать интересам юридического лица - так что ли может получаться? При этом разрывается взаимосвязь категорий разумности и добросовестности в гражданском праве! Очевидно, что подготовка поправок к ст. 10 ГК нуждается в дополнительной работе и в нынешнем виде предложенный текст вряд ли может быть принят даже за основу для дальнейшего анализа.
Жуков, адвокат
 
 
Тема:
 

   
 
Ваше мнение:
 

    

 
Подпись:
 

   
 

   
 
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin