Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

Текст законопроекта

Экспертное заключение на проект федерального закона "О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации" (по вопросу определения момента возникновения правоспособности гражданина)

1. Проект Федерального закона "О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее – Проект) внесен депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым. В Проекте предлагается дополнить статью 17 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК) положением о том, что в случаях, предусмотренных ГК и принятыми в соответствии с ним иными федеральными законами, правоспособность гражданина возникает в момент его зачатия и прекращается исполнением его завещания, в том числе завещательного отказа или завещательного возложения. Необходимость внесения в ГК указанного дополнения мотивируется в Пояснительной записке к проекту тем, что действующая редакция статьи 17, по которой правоспособность возникает в момент рождения гражданина и прекращается его смертью, не согласуется с положениями раздела пятого ГК "Наследственное право". По мнению авторов Проекта, возможность призвания к наследованию граждан, родившихся после открытия наследства, означает, что такие граждане обладали правоспособностью еще до своего рождения. Равным образом, институт исполнения завещания подразумевает наличие у завещателя правоспособности после его смерти.

2. В настоящем Заключении не рассматриваются философский и религиозный аспекты проблемы, поставленной авторами Проекта. Что же касается чисто юридической оценки содержащейся в Пояснительной записке аргументации, то приведенные выше утверждения авторов представляются нам весьма спорными.

3. Институт правовой охраны интересов зачатых, но еще не родившихся детей (так называемых насцитурусов) известен с древнейших времен. Еще в римском праве существовал постулат о том, что "зачатый ребенок считается уже родившимся, если этого требуют его интересы" ("infans conceptus pro nato habetur quoties de commodo ejus agitur"). При этом в правовой доктрине в течение всего времени существования данного института продолжается дискуссия по вопросу о гражданской правоспособности насцитурусов, которая по сей день не увенчалась выработкой единого и однозначного подхода (следует отметить, что в отечественной правовой науке обсуждению этой проблемы не уделялось большого внимания. В частности, среди работ советского периода, специально посвященных проблемам правового положения насцитурусов, можно вспомнить, пожалуй, лишь статью Я.Р. Веберса ). Тем не менее отсутствие в законодательстве положений, прямо закрепляющих статус насцитуруса как субъекта гражданского права, никогда не создавало препятствий для защиты интересов зачатого, но еще не родившегося ребенка посредством норм наследственного и деликтного права, если таковые имелись в соответствующем правопорядке. Именно так обстояло дело и в дореволюционной России, и в советский период, такое же положение наблюдается и в настоящее время, после принятия трех частей нового Гражданского кодекса. Поэтому сразу же можно сказать о том, что внесение в статью 17 ГК дополнения по вопросу о гражданской правоспособности насцитурусов не вызвано практической необходимостью и не подкреплено должной доктринальной проработкой этой довольно непростой проблемы. Кроме того, предлагаемое дополнение вступает в явное противоречие с буквой части 2 статьи 17 Конституции РФ, согласно которой основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Поскольку к основным правам Конституция РФ относит в том числе и гражданские права (как имущественные, так и личные неимущественные), внесение дополнения в статью 17 ГК невозможно без соответствующего изменения статьи 17 Конституции РФ.

Нельзя не сказать и о том, что изложенные в Пояснительной записке к проекту соображения вызывают сомнения по существу. Норма статьи 1116 ГК отнюдь не означает, что все зачатые автоматически приобретают правоспособность с момента зачатия. Их правоспособность в любом случае условна и зависит от будущего события, то есть от того, родятся ли они впоследствии живыми. Таким образом, правоспособность у них в любом случае возникает не в момент зачатия, а в момент рождения, хотя и можно говорить о том, что она охватывает предшествующий рождению период. Из этого следует, что формального противоречия между статьей 1116 и статьей 17 ГК, на которое ссылаются авторы законопроекта, на самом деле не существует.

4. Сформулированное в Проекте предложение о признании правоспособности, а стало быть, и правосубъектности, за умершими гражданами представляется еще более сомнительным. Прежде всего, как и в случае с насцитурусами, наличие в законе подобной нормы не вызвано никакой практической потребностью. Наоборот, включение в статью 17 ГК такого положения породит целый ряд проблем, многие из которых даже трудно предугадать. Например, придется в корне пересмотреть сложившийся институт завещания и статус душеприказчика. Ведь если завещатель остается субъектом права и после своей смерти, то душеприказчик из исполнителя последней воли завещателя превращается в представителя (поверенного) завещателя, реализующего указания завещателя по поводу передачи его имущества наследникам, само завещание превращается в разновидность договора поручения, а наследники становятся одаряемыми, которые путем принятия наследства заключают с наследодателем после его смерти договор дарения через поверенного – душеприказчика. На завещателя же после открытия наследства придется оформлять опеку, так как, будучи субъектом права, он явно не сможет обладать дееспособностью. И это – лишь некоторые из последствий внесения в статью 17 ГК дополнения по вопросу о правоспособности умерших. Наконец, в этой своей части Проект ставит умерших граждан в неравное положение в зависимости от того, оставили они завещание или нет, что недопустимо.


Из сказанного следует, что проект Федерального закона "О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации" не вызван практической потребностью, не имеет должной концептуальной основы и потому не может быть рекомендован для рассмотрения Государственной Думой.


Экспертиза подготовлена в апреле 2003 г.


   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin