Сайт создан и поддерживается Фондом развития парламентаризма в России
 
   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   

ИА "Росбалт" – 04.04.02
РИА "Новости" – 04.04.02
Время МН (Москва). – 06.04.02
Московские Новости (Москва). – № 14, 9–15.04.02
Московская промышленная газета (Москва). – № 15, С. 4, 18.04.02

Государство не знает,
кто в стране занимается адвокатской деятельностью
(опубликовано ИА "Росбалт" – 04.04.02 18:22)

МОСКВА, 4 апреля. "Сейчас государство не знает, какие люди занимаются адвокатской деятельностью", – заявил сегодня на семинаре, посвященном обсуждению проекта закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", советник главного правового управления Президента РФ Михаил Палеев. По его словам, сложившаяся в России система организации деятельности адвокатов не позволяет государству контролировать условия, на которых адвокаты принимаются в коллегии и другие профессиональные объединения, а также не предусматривает возможность контроля качества адвокатских услуг со стороны клиентов. Михаил Палеев считает, что принятие нового закона, обсуждение которого в Госдуме запланировано на 17 апреля, позволит изменить сложившуюся ситуацию. Он сообщил, что проект закона предусматривает создание в России централизованного органа адвокатского самоуправления: адвокатской палаты, которая будет работать в более тесном контакте с органами государственной власти. Закон будет также регулировать деятельность адвокатских контор и адвокатских бюро. По мнению Михаила Палеева, новый закон позволит охватить те области России, где до сих пор работа адвокатов была организована неудовлетворительно. В частности, закон предусматривает обязательное создание адвокатских бюро в тех регионах, где на одного федерального судью приходится менее двух адвокатов.


Обсуждение законопроекта "Об адвокатской деятельности
и адвокатуре в РФ" стало центральной темой
участников экспертного семинара, прошедшего в столице
(РИА "Новости". – 04.04.2002)

Обсуждение законопроекта "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" стало центральной темой экспертного семинара, который прошел в четверг в Москве, передает корреспондент РИА "Новости".

Его организаторами выступили Фонд развития парламентаризма в России и Региональная общественная организация "Открытая Россия".

В совещании приняли участие представители адвокатуры, судейского сообщества и Госдумы РФ. Они обсудили новаторский характер, перспективы практического применения и основные поправки, предлагаемые в законопроект после обсуждения в Госдуме в первом чтении.

Проект закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" Госдума планирует рассмотреть во втором чтении 17 апреля.

Участники семинара положительно оценили создание, согласно проекту закона, единого органа адвокатского самоуправления – адвокатской палаты – в каждом субъекте РФ, а также адвокатских кабинетов.

Председатель Московского областного суда Светлана Марасанова отметила "инновационность" вводимых норм. Однако, по ее мнению, в законопроекте четко не прописана процедура назначения адвокатов на ведение так называемых "бесплатных" уголовных дел.

Участники семинара подвергли резкой критике возложение на адвокатское сообщество расходов за оказание бесплатной юридической помощи, гарантируемой государством.

По мнению председателя президиума Московской городской коллегии адвокатов /МГКА/ Генри Резника, адвокаты должны получить определенные привилегии, которые бы компенсировали все расходы, которые они "несут за оказание бесплатной юридической помощи".

Резник также считает, что во втором чтении должны быть приняты предложенные адвокатами поправки, согласно которым, в федеральных судах могут практиковать только адвокаты, а не юристы. Это повысит качество оказания гражданам квалифицированной юридической помощи, полагает председатель МГКА.


Мария Локотецкая


Без права на защиту
(Время МН (Москва). – 06.04.2002)

Накануне обсуждения во втором чтении законопроекта об адвокатуре вокруг него идут ожесточенные сражения

Это неудивительно: проект, входящий в президентский пакет судебно-правовой реформы, предусматривает коренную реорганизацию всей системы оказания юридической помощи. Но вот в чем беда: сейчас уже точно известно, кто и как нас будет "сажать" с 1 июля. А вот по части реализации конституционного права граждан на квалифицированную юридическую помощь (и прежде всего бесплатную) до сих пор никакой конкретики.

Вполне здравая концепция, заложенная в основу законопроекта, вызвала, однако, бурное неприятие адвокатского сообщества, недовольного перспективой ликвидации сложившейся корпоративной системы организации адвокатуры – коллегий. Установление четкой вертикали в виде региональных и федеральной адвокатских палат вручает Минюсту и его территориальным органам эффективный механизм контроля над этой вертикалью благодаря праву лишать адвоката его статуса, например, за совершение поступка, порочащего профессиональные честь и достоинство.

С одной стороны, адвокат становится фигурой вполне независимой: он защищен адвокатской тайной, гарантией невмешательства в профессиональную деятельность, самостоятельно выбирает форму организации труда и несет ответственность перед клиентом за качество работы всем своим имуществом. С другой стороны, он подконтролен исполнительной власти – и это позволило противникам нового закона обозначить его как проект похорон российской адвокатуры. Проект поправок ко второму чтению предусматривает несколько иную расстановку сил. Квалификационная комиссия, в состав которой входят представители исполнительной власти и органов юстиции, подобно жюри присяжных, устанавливает только факт нарушения профессиональной этики. А дисциплинарное взыскание на адвоката (вплоть до лишения его профессионального статуса) накладывает, основываясь на выводах комиссии, высший исполнительный орган адвокатской палаты, который избирается на общем собрании.– Сейчас государство не знает, какие люди занимаются адвокатской деятельностью, – заявил советник Главного правового управления президента Михаил Палеев, принимая участие в семинаре, организованном фондом "Открытая Россия" в преддверии второго чтения законопроекта. Он подчеркнул, что закон позволит обеспечить юридической помощью жителей даже тех областей, где до сих пор ее было явно недостаточно, поскольку предусматривает обязательное создание бюро. Впрочем, сами адвокаты настроены более пессимистично.

– Даже если в течение ближайшего времени законопроект будет принят и пройдет все обязательные инстанции, времени для того, чтобы предпринять практические шаги, не остается, – считает первый вице-президент Гильдии российских адвокатов Валерий Залманов. – Сейчас до 50% поручений по уголовным делам адвокаты принимают по 49-й статье, гарантирующей обвиняемому бесплатную защиту. Организационно участие адвокатов обеспечивают коллегии. По новому закону финансирование услуг по 49-й должно быть включено в бюджет отдельной строкой, а обеспечение самой функции ложится на адвокатские палаты. Федеральная адвокатская палата, которая должна этими вопросами заниматься, появится только к концу года – значит, с бюджетом на 2003-й мы уже не успеваем.

Государство фактически признало, что обеспечить право граждан на юридическую помощь оно не в состоянии, – говорит известный адвокат Андрей Макаров. – И уже ясно, что ведение 49-й будет оплачиваться самими адвокатами. Адвокаты это переживут. А вот их клиенты?


Анастасия Корня


За все заплатит клиент
(Московские Новости (Москва). – № 14, 9–15.04.02)

Накануне второго чтения Закона об адвокатуре Фонд развития парламентаризма организовал "круглый стол" с участием виднейших адвокатов столицы

Ни один из проектов, входящих в пакет "судебной реформы", не принимался так трудно, как Закон об адвокатуре. Причиной тому до последнего времени были внутренние разногласия среди адвокатов. Чтобы понять их суть, необходимо вернуться на десяток лет назад, когда как грибы после дождя в крупных городах стали возникать параллельные коллегии адвокатов. Процесс развития адвокатуры в СССР сдерживался в значительной мере искусственно, за счет ограничения численности областных и Московской городской коллегий. С другой стороны, жесткие правила приема в них служили своего рода гарантией для клиентов: обращаясь к адвокату, каждый мог быть уверен, что перед ним действительно квалифицированный юрист.

Однако прибыльность профессии адвоката и объективная потребность в увеличении их числа привели к созданию так называемых параллельных коллегий, что санкционировалось Министерством юстиции. В одной только Москве оказалось более полутора десятков не зависимых друг от друга коллегий адвокатов. Контроль за качеством их работы был утрачен. Адвокатские удостоверения стали получать в том числе не только лица, не обладающие необходимой квалификацией, но и изгнанные по дискредитирующим основаниям из уже существующих коллегий или правоохранительных органов.

Постепенно с этим положением все смирились, как с существующим де-факто. Однако проект нового закона, рожденный в недрах президентской администрации не без участия юристов "старой школы", вновь поставил в повестку дня вопрос об унификации адвокатуры. И прежде всего тех ее органов, которые принимают квалификационные экзамены и выдают адвокатские удостоверения. В проекте с самого начала предполагалось, что в каждом субъекте Федерации может существовать лишь одна адвокатская палата с обязательным членством в ней, ведающая в том числе приемом и исключением членов и их дисциплинарной ответственностью.

На первых порах параллельные коллегии пытались лоббировать против такого устройства адвокатуры, но на сегодняшний день, когда проект закона поступает на второе чтение, вопрос: "Один субъект Федерации – одна адвокатская палата" – можно считать решенным. В свою очередь, адвокаты вправе организовать адвокатские бюро (в них будут вынуждены превратиться и существующие коллегии) или кабинеты (для индивидуалов). При этом, скорее всего, не удастся избежать известной "чистки кадров", которая, однако, скорее будет благом для клиентов по уголовным и гражданским делам.

С помощью адвокатских палат государство надеется решить и проблему адвокатов по назначению. Она возникает почти всякий раз, когда в оборот правоохранительных органов попадает человек, неспособный оплачивать дорогие услуги защитника, между тем как при производстве большинства процессуальных действий и в суде участие адвоката обязательно. Сейчас в таких случаях услуги адвоката должен оплачивать государственный бюджет, однако делается это крайне скудно и нерегулярно. Впредь предполагается сделать адвокатские палаты ответственными за выделение "адвокатов по назначению", для чего более успешным коллегам придется вносить в общий котел довольно значительные суммы для оплаты таких "назначений".

В целом адвокаты высказали удовлетворение существующим проектом в его главных чертах, охарактеризовав его как закон не для адвокатов, а для граждан, нуждающихся в правовой защите. Нарекания вызывают те положения проекта, которые связаны с ограничением адвокатской тайны. Тем более что на самом деле это тайна клиента. Вместе с тем после вступления закона в силу именно клиентам, видимо, придется оплачивать из своего кармана и механизм "адвокатов по назначению", и все издержки, связанные с реорганизацией адвокатуры: бюджет на эти цели никаких средств не выделяет.

Выступавшие отметили, что те из ныне действующих адвокатов, кто окажется недоволен новыми правилами или просто не соответствует новым квалификационным требованиям, сумеют найти дырки в этом законе. И займутся частной юридической практикой вне поля зрения адвокатских палат, хотя отныне такие возможности будут несколько сужены.


Леонид Никитинский


Защитники или полузащитники?
(Московская промышленная газета (Москва). – № 15, С. 4, 18.04.02)

Притормозившему было на полпути паровозу российской правовой реформы, кажется, вновь намерены придать некоторое ускорение. Судя по всему, теперь в эпицентре устойчивого реформаторского внимания окажется исторически второстепенная для России сторона судебных состязаний – адвокатура. Показательно, что до сих пор в стране отсутствует федеральный закон об адвокатах и принципах их работы. На сегодняшний день практически единственным нормативным актом, как-то регламентирующим этот вид правоохранительной деятельности, остается Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 года.

О проекте нового федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации") решающие дебаты по которому в эти дни открываются в Госдуме, размышляют известные юристы и адвокаты.

Генри Резник, председатель Президиума Московской городской коллегии адвокатов:

– В проект закона, на мой взгляд, заложена правильная, полностью соответствующая природе адвокатской профессии основа. Главный упрек заключается в том, что правильная концепция проведена недостаточно последовательно.

В частности, не вписывается в концепцию законопроекта текст присяги. Адвокат не должен присягать на верность ни государству, ни обществу, ни даже абстрактным правам человека. Его обязанность – защищать свободу, права и интересы обратившегося к нему клиента, который ему, между прочим, за это платит. Понятно, что защищать все это можно только законными средствами, соблюдая этические нормы. Этот профессиональный долг и необходимо закрепить присягой.

Нужно уточнить в законопроекте компетенцию квалификационной комиссии, Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации и территориального органа Министерства юстиции в обеспечение профессиональных и этических стандартов адвокатской деятельности. Абсолютно неоправданно наделять квалификационную комиссию полномочиями, позволяющими приостанавливать и прекращать статус адвоката. Задача этой комиссии – определять уровень правовых познаний претендентов, принимать у них экзамен. Она созывается на сессии раз в квартал и уже по этой причине не в состоянии оперативно принимать решения, если появляются основания для прекращения либо приостановления статуса адвоката. Данные вопросы должны входить в компетенцию палаты – выборного органа адвокатского самоуправления.

Территориальные органы Министерства юстиции, контролирующие деятельность адвокатуры, безусловно, должны иметь право обратиться в суд, в частности, если адвокатская палата не прекращает статус адвоката при наличии к тому оснований. При этом Министерство юстиции не должно иметь отношения к разбирательству проступков, затрагивающих внутреннюю жизнь адвокатского сообщества. Наложение санкций за такие проступки должно находиться в исключительной компетенции органов корпоративного самоуправления.

Безусловное достоинство законопроекта – последовательное проведение территориального принципа организации адвокатуры. Палата как единый орган адвокатского самоуправления в каждом субъекте России, независимая квалификационная комиссия, ликвидация межрегиональных корпоративных образований – все это позволит покончить с вакханалией и поставить заслон притоку в адвокатуру профессионально и морально негодных кадров.

Нуждаются в уточнении и нормы, регламентирующие организацию самой адвокатской деятельности. Взамен юридических консультаций законопроект предусматривает две новых формы деятельности – индивидуальную, когда адвокат открывает свой личный кабинет, и коллективную, при объединении адвокатов в бюро. Кстати, наиболее состоятельные адвокаты открывали кабинеты в своих квартирах еще при царе-батюшке и в первые годы существования советской власти. Повсеместно распространена такая практика и в зарубежных странах. Неразумно обязывать адвокатов, желающих практиковать индивидуально, арендовать или приобретать в собственность нежилые помещения. Берусь утверждать, что такое под силу лишь некоторым даже в Москве и Санкт-Петербурге.

Было бы опрометчиво принудительно загонять адвокатов в партнерства. Необходимо предусмотреть иной вид объединения, основанный, скажем, на учредительном договоре с сохранением отношений, существующих между адвокатами в юридической консультации: общее помещение – самостоятельная практика.

Многие юридические консультации сельских районов, где адвокатам нелегко прокормиться из-за неплатежеспособности населения, дотируются из фондов коллегии. Примерно в 200 районах вообще нет адвокатов, и президиумы коллегий командируют туда защитников из соседних районов или областного центра. Однако гарантом оказания юридической помощи должно быть прежде всего государство. Если в районе население не обеспечено юридической помощью, то голова должна болеть в первую очередь у районной администрации, руководства суда и правоохранительных органов.

Алексей Автономов, доктор юридических наук, заведующий сектором сравнительного правоведения Института государства и права РАН:

В целом новый "адвокатский" законопроект, на мой взгляд, можно считать удачным. Адвокатская деятельность совершенно справедливо рассматривается в нем как некоммерческая. Критики этого положения указывают, что работа адвоката является по определению профессиональной, поскольку таким образом он добывает средства к существованию. В подобной критике проявляется глубоко укорененное в сознании российского общества смешение коммерческой и оплачиваемой деятельности. При таком подходе можно прийти к выводу, что некоммерческой деятельности вообще не существует.

Конечно, работа адвоката может способствовать коммерческой деятельности: грамотная юридическая помощь предпринимателю создает благоприятные условия для развития его дела. Но и хороший инженер может также содействовать развитию коммерческого предприятия. При этом никто пока не предлагал включить наемных работников в число предпринимателей только на том основании, что за свою работу они получают зарплату. Дополнительное подтверждение некоммерческого характера деятельности адвокатов – их обязанность в установленных законом случаях выполнять свою работу бесплатно.

Можно приветствовать и предусмотренный законопроектом порядок обретения статуса адвоката – через квалификационные экзамены. На адвоката возложена обязанность вступления в палату, поскольку необходимо определенное корпоративное саморегулирование. Положительные стороны корпоративизма позволяют сохранять и развивать традиции, следить за соблюдением этики и поддержанием квалификации. Совершенно справедливым представляется и предоставление юристам, отвечающим определенным требованиям, возможности получать статус адвокатов без сдачи экзаменов (речь идет о лицах, имеющих ученую степень, пятнадцатилетний стаж работы по специальности или звание "заслуженный юрист").

В законе следует ясно прописать источники финансирования бесплатной адвокатской помощи. Представляется неправильным все расходы в связи с ее оказанием возлагать на самих адвокатов. В отдельных регионах довольно много лиц, которым полагается бесплатная помощь, а доходы адвокатов от работы с другими категориями граждан незначительны.

По моему мнению, федеральная адвокатская палата должна быть не сообществом палат субъектов России, а просто объединять всех адвокатов страны. Это помогло бы ввести обязательный и общий для всех Кодекс профессиональной этики, повсеместно обеспечить высокие стандарты профессионализма.

Николай Гагарин, член Московской городской коллегии адвокатов:

Безусловно, Положение 1980 года об адвокатуре устарело. Но содержащийся в нем подход к адвокатской деятельности достоин преемственности и выгодно отличается от предлагаемого в новом законопроекте, авторы которого, видимо, не осознают истинного значения преимуществ, которые получает гражданин или юридическое лицо, обратившись за помощью к адвокату.

Любой нуждающийся в юридической помощи должен точно знать, что только адвокат может обеспечить все его иммунитеты. Ни при каких обстоятельствах мы не согласимся считать адвокатскую деятельность рисковой и направленной на извлечение прибыли. Как не согласимся и с тем, что адвокат, кроме закона и интересов клиента, может зависеть от какого-либо хозяйствующего субъекта в силу трудовых или иных договорных отношений.

С другой стороны, я уверен, что у адвокатуры должна быть своя экономика, то есть некоторые виды адвокатской деятельности должны рассматриваться как гарантированная государством привилегия. Иначе не имеется моральных, экономических и правовых оснований для возложения на адвокатов публичной обязанности по оказанию бесплатной юридической помощи.

Еще одной специфической особенностью адвокатской работы и дополнительной гарантией обеспечения интересов лиц, обратившихся за юридической помощью, должно стать страхование адвокатами риска своей профессиональной деятельности. Закон должен установить, что такое страхование производится в обязательном порядке.

Очевидным недостатком законопроекта является подчеркнутое умалчивание в нем проблемы иностранных адвокатов. Если закон носит название "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", то, естественно, он не может обойти вниманием вопрос о том, кто и в каком порядке должен оказывать российским гражданам квалифицированную помощь по иностранному праву. Наши оппоненты утверждают, что для большинства российских граждан вопросы.доступа к иностранному праву и правосудию не представляют практического интереса, что это столичная проблема для очень богатых людей. При этом они не учитывают того очевидного факта, что сегодня для россиян иностранным является право и правосудие всех четырнадцати бывших союзных республик СССР. Тысячи россиян состоят в браках с гражданами других государств, и от этих браков появляются дети – граждане двух суверенных государств. Тысячи российских граждан вынужденно проживают за пределами России. Существует активный экономический обмен между юридическими и физическими лицами пятнадцати суверенных республик, имеющих свои правовые и судебные системы, далеко не тождественные российской. Мы должны обеспечить гражданам нашего государства возможность иметь доступ к иностранному праву и правосудию с помощью иностранных адвокатов, представленных на территории России. При этом российские граждане должны пользоваться теми же иммунитетами, что и при получении юридической помощи от российских адвокатов.


Записала Лидия Миловидова



   Законопроекты     Народ о законопроектах     Семинары и круглые столы     Регионы России     Литература На главную   
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin