Фондом создан и поддерживается сайт legislature.ru
 
   Наша деятельность     Структура     Люди     Литература     Materials in English
   
Захаров Андрей Александрович
 
Биография
Публикации
2004 год

Conversations with Russia (Brussels, Jan. 29–31, 2004)

2003 год

Die regionalen Parlamente im postsowjetischen Russland – Bilanz eines Jahrzehnts

E Pluribus Unum. Очерки современного федерализма

Федерализм и самоуправление

Европейский федерализм в свете российского опыта

Ein Novum mit Tradition Foderalismus in Rußland und Europa

2002 год

Федерализм и глобализация

Федерализм

Die Staatsduma und die Praesidentschaft Wladimir Putin

Федеративное государство и сепаратизм: канадский вариант

Самоуправление в современной России: попытка диагноза

Государственная Дума и президентство Владимира Путина

2001 год

"Исполнительный федерализм" в современной России

Государственный совет во властной системе России

The State Council in the Russian Power System

Глобализация и грядущий апокалипсис

К вопросу о федералистской культуре

2000 год

The State Duma

Региональные парламенты в современной России

Основы местного самоуправления. Учебное пособие для учащихся старших классов средней школы

Федеральное Собрание второго созыва. Формирование, процесс работы и основные результаты

Архив публикаций

Захаров Андрей Александрович

Conversations with Russia (Brussels, Jan. 29–31, 2004)

Несколько лет назад мне довелось быть участником замечательной программы, которая называлась EUVP – European Union Visitors Programme. Я не знаю, существует ли такая программа сегодня, но тогда участвовавшие в ней представители стран, не входящих в Европейский Союз, получали блестящую возможность в течение двух недель интенсивно и непосредственно общаться с той выдающейся кастой чиновников, которых называют "евробюрократами". На многих встречах, состоявшихся у меня в те дни здесь, в Брюсселе, а также в Страсбурге, я задавал один и тот же вопрос: "Где проходят пределы расширения Европейского Союза?" Увы, получаемые мной ответы были довольно невнятными; а как только в разговоре упоминалась Россия, мои собеседники вообще ограничивались загадочными улыбками.

В принципе, такая уклончивость вполне понятна и объяснима. Для Европейского Союза, стремительно расширяющегося на Восток, Россия, по моему убеждению, по-прежнему остается серьезной проблемой. Точно такой же проблемой нынешняя интеграция Европы представляется и для самой России. Причем такое положение вещей имеет довольно давнюю историю. Еще в 1853 году Бруно Бауэр впервые заговорил о необходимости союза западноевропейских стран против общей угрозы – российского самодержавия. В 1870-е годы французские историки Анри Мартен и Жюль Мишле предупреждали, что европейцы наверняка окажутся в зависимости от России, если не объединятся в федерацию. Рассматриваемая в таком свете, Россия как бы стимулировала европейские объединительные процессы, а утверждение в ней коммунистического режима еще более способствовало этому. Если же обратиться к отражению Запада в глазах русских, то о нем блестяще высказался Кристофер Коукер в своей недавней работе "Twilight of the West": "Они тоже видели себя как бы на Западе, но не считали себя его частью". Следует добавить, что в российском обществе подобные настроения сильны и поныне.

По моему мнению, культурное родство России и Европы невозможно подвергать сомнению. Трудности начинаются там, где вопрос о родстве переходит в политическую плоскость. В данном отношении, как известно, царит полная свобода интерпретации. Когда русским говорят о том, что их страна никогда не вступит в Европейский Союз, поскольку она слишком велика и не вполне европейская по духу, я вспоминаю знаменитую фразу Александра Дюма, который в свое время отказывал в принадлежности к Европе даже такой католической стране, как Испания. "Africa begins at the Pyrenees", – he wrote. История сложных взаимоотношений Европейского Союза с Турцией также свидетельствует о том, что включение того или иного государства в европейские интеграционные проекты – это вопрос не столько культуры, сколько политической воли. В настоящее время, как представляется, и без того не слишком значительное сближение России с европейскими структурами достигло своего политического предела. Более того, происходящее у нас на глазах вступление новых членов в Европейский Союз и НАТО может еще более осложнить российско-европейский диалог.

О каких точках риска идет речь? Их несколько. Во-первых, европейская интеграция представляет собой двуединый процесс, в котором есть как политическая, так и военная составляющая. Но если расширение Европейского Союза воспринимается русскими без особых эмоций, то о расширении НАТО этого сказать нельзя. Приближение НАТО к российским границам имеет не только стратегическое, но и психологическое значение. Ведь некоторые из новых членов несут в европейские структуры бремя своих исторических обид и фобий в отношении России. Не секрет, что в прибалтийских государствах, например, в новой России до сих пор видят что-то вроде коммунистической империи. И это, конечно, не пойдет на пользу ее отношениям с этим военным блоком.

Во-вторых, сейчас в ЕС и НАТО вступают страны, во многих вопросах ориентирующиеся не столько на своих новых партнеров, сколько на США. Итогом этого может стать распространение в европейских структурах проамериканских настроений и укрепление в них соответствующего лобби. России же в силу целого ряда причин приходится с осторожностью относиться к чрезмерной активности США в Европе в целом и на постсоветском пространстве в частности. Опасность раскола Запада на две части, европейскую и американскую, которая во время иракской войны проявила себя впервые с 1945 года, вообще имеет фундаментальные последствия для России. Должна ли Россия выбирать одну сторону Запада в противовес другой? Или она может стать мостом между ними? Как бы то ни было, разговор России с Европой, расширяющейся за счет любителей Америки, может стать еще более сложным, чем сейчас.

В-третьих, Россия объективно заинтересована в том, чтобы ее диалог с европейскими структурами был максимально синхронизирован с тем диалогом, который с ними ведет Украина – наш ключевой партнер на постсоветском пространстве. Между тем, уже сейчас видно, что нереалистичные мечты о вхождении в единую Европу, разделяемые украинскими политиками и стимулируемые соседями Украины, создают ненужную напряженность между двумя нашими странами. В России не без оснований считают, что за попытками интегрировать Украину в Европу, оставляя при этом за бортом Россию, стоит стремление изолировать нашу страну, вытолкнуть ее на периферию европейской политики.

Итак, я хотел бы резюмировать все сказанное выше. В ближайшие тридцать – пятьдесят лет нам, по-видимому, предстоит стать свидетелями серьезнейших геополитических сдвигов. На смену относительно ровному сосуществованию трех нынешних центров мировой экономики – США, ЕС и Японии, – придет фаза острой конкурентной борьбы. В ходе этой борьбы слабейший из трех конкурентов – а таковым сейчас можно считать США, – будет стремиться к союзу с одним из своих традиционных противников. Естественным союзником США выступает Япония. Концентрация двух ярко выраженных центров экономического и политического притяжения вновь поставит вопрос о месте России в Европе и в мире в целом, способствуя повышению ее престижа и значимости. Тем самым наш диалог с Европой получит новые импульсы. Спрос на Россию объективно повысится, она вновь будет иметь значение. И мы поступим мудро, если начнем готовиться к этому заранее.

"The great whale of Russia is slipping through the net of the old European civilisation", – wrote David H. Lawrence in 1921. Я не уверен, что дело обстоит именно так. Мне все-таки кажется, что моя страна накрепко застряла в Европе. И это вселяет надежду.





   Наша деятельность     Структура     Люди     Литература     Materials in English
   Copyright © 1999–2005 Фонд развития парламентаризма в России        Letter to Admin